.RU

В. П. Желиховская Е. П. Блаватская и современный жрец истины - страница 3


русский!.. Друг мой бесценный, не покидайте вы меня, старуху, в такое время”…»

Боже мой! Неужели г. Соловьев не понимает, что он бьет сам себя?!.. Что после описания таких сцен, его циничные признания в тут же принятом им намерении обманывать, устраивать облавы на эту страждущую (по убеждению его, умиравшую) соотечественницу, взывавшую к нему как к русскому, – как к другу, – звучат еще ужасней, еще оскорбительней для него?

Впрочем, на что мне говорить от себя?.. Писем его, писем и еще писем!.. Они должны действовать убедительнее всяких восклицаний. В них сам г. Соловьев докажет русским читателям, что из всех людей, имеющих право возмущаться чужими обманами, едва ли он его не утратил!


VI


Вот какими милыми посланиями убаюкивал он нас, не только сестру мою, но и меня, которая уж никак не была повинна в обманах, ни перед ним, ни перед кем!.. Прошу не забывать, что все они относятся к тому времени, о котором он, с таким бурным негодованием праведника, рассказывает в главе ХII-й своего нынешнего измышления.


13/25 сентября 1884 г. Париж.


«Дорогие именинницы!!! Честь имею поздравить вас (это меня и моих дочерей) со днем вашего ангела и прежде всего пожелать вам... (Следуют дружеские, шуточные пожелания и благодарности за посланные ему фотографии). Получил я приказ Е[лены] П[етровны] с приписками *** и Ц** (посетителей, приехавших к сестре из Одессы, после отъезда г. Соловьева) снова явиться в Эльберфельд. Но не могу я этого, ибо ужасно занят; увлекшись теософией, или, вернее, представительницей оной, я Бог знает, что наваракал в своем новом романе и теперь сижу за исправлениями, а редактор из Петербурга подхлестывает: скорее! скорее!

Елена Петровна сердится и действует магически. Я чувствую это действие, но креплюсь, как истый “чела” (ученик Махатм), долженствующий быть “превыше желаний”...

Простите за ужасный почерк – следствие невероятного пера – и за нелепое (не правильнее ли было бы сказать: лицемерное?) письмо – следствие, надеюсь временного, расстройства умственных способностей...

Как бы я хотел провести 17-е сентября с вами. У меня прежде были в этот день три сестры именинницы... а теперь – вы!

Ваш от всего сердца

Вс. Соловьев».


Позволю себе здесь объяснить, что во всех письмах своих г. Соловьев постоянно объяснялся в «братской дружбе» к дочерям моим, которые, уверял он, – «сестры ему по духу». Об уверениях его в дружбе и сыновней преданности мне – нечего и говорить. Мы же, совсем не зная ни семьи его, ни жены, очень сожалели, что семейные распри заставляют бедного человека отрекаться от родных сестер!

Вот, в параллель, письмо его от того же времени, к «ужасной воровке душ», которую он уж совсем порешил уничтожить:


26 сентября 1884 г.


«Дорогая Елена Петровна, не обладая магическими способностями, я могу не знать, что у вас делается, если не получаю никаких известий и если мои письма остаются без ответа. Но зачем же вы не знаете и не видите, что здесь делается?!. Как вам известно, герцогиня Помар отказалась от президентства47. Она глубоко оскорблена полковником. Защитник американских негров (Олкотт) действительно оказался неискусным в объяснениях с европейской grande dame48. Она шипит, как кошка, которой наступили на хвост, и, как шипящая кошка, – опасна! Она показывает письмо к ней той одесской дамы, г-жи Г., что ли, одним словом, той, у которой горбатый сын. Эта дама, в свою очередь, рассвирепела от приема, сделанного ей в Эльберфельде, главным образом от того, что от нее прятали Мохини (?!). Конечно, все обрушивается на вас, и каверзы обе эти дамы (?!) подстраивают ужасные. Здешнее Общество в состоянии разложения и крайнего недоверия.

Г-жа Г. обещает в России открывать глаза49... О различных рассказах, слухах и сплетнях – говорить противно и не стоит50. Драмар51 и Бессак могли бы быть полезны, только у них теперь опускаются руки. M-me Морсье рвет и мечет и только держится своей любовью к Кут-Хуми и отчасти мною. Что могу делать, – делаю! Я равнодушен к теософическому обществу, понимание которого от меня ускользает, благодаря вашему ко мне недоверию (?!); но мне дорога ваша репутация. Если я не могу для нее очень многого здесь, то мог бы в России. Поэтому мне и необходимо было свидание с Ц**. Я мог бы, с его помощью, подрезать крылья г-же Г., мог бы укрепить его, ибо после пребывания в Эльберфельде нужно каждого укреплять, так как в Эльберфельде много ошибок, – происходящих не от вас, но которых вы, почему-то, не видите. Мне нет дела до других, но мне надо вас вынести непричастной. Я не могу расписывать. Если захотите – для вас будет ясно (?). Отзовитесь же.

Ваш от всего сердца Вс. Соловьев».


Ей это, без сомнения, было ясно! К несчастью, по собственному желанию моему, большинство русской корреспонденции сестры моей после смерти ее было сожжено. Уцелело лишь то, что она сама передала мне и что выслали мне позже из Адьяра. Если бы не эта непростительная опрометчивость, вероятно, у меня была бы возможность теперь объяснить читателям и то, о чем осторожный г. Соловьев сам находил неудобным «расписывать»...

Вот письма к страницам 215-217-й.


Понедельник (без числа).


«Дорогая Елена Петровна, сейчас получил письмо ваше. Верьте – не верьте, но ни оно, ни даже приписка Кут-Хуми меня нисколько не удивили. Я произведу сенсацию через m-me Морсье.

Приезд Мохини, если он хорошо и твердо (?) направлен, – очень кстати!.. Какая подлость, что я не говорю по-английски!

Видеться мне с вами положительно нужно и мне нечего расписывать, как бы я был счастлив, если бы вы ко мне приехали!.. Не я один, а мы. И вам, надеюсь, было бы удобно. Из Эльберфельда в Лондон через Париж крюк небольшой...

^ Быть может, и договорились бы до чего-нибудь по-русски52... И я бы проводил вас в Лондон...

Не знаю, чем и умолять вас не торопиться выходить в отставку. Поговоримте прежде, и если это неизбежно, то при вас я и напишу все, что надо и куда надо.

Что же можно в письмах?! Жду дальнейшего.

Ваш от всего сердца Вс. Соловьев.

P.S. ^ Не волнуйтесь, во имя всего святого!»


Это ли не речи искренней дружбы?.. Просто можно ошибиться и подумать, что г. Соловьев не тогда надувал Блаватскую, а теперь надувает христиан православных.

Но вот, что воистину непонятно: на что ему понадобилось уговаривать сестру мою не выходить в отставку? О чем это он так пламенно желал прежде с ней поговорить и, быть может, «до чего-нибудь договориться»?.. Не объяснит ли он этих подробностей интересующимся его «разоблачениями»?.. А то ведь не странно ли такое противоречие? То сам он заявляет печатно, что оставил бы ее в покое, если б она его послушалась, – предалась бы одним литературным занятиям, – бросила заниматься зловредной теософией, а то вдруг, когда она хочет оставить представительство «мрачного», «губительного для душ человеческих общества», он же сам – «не знает, как и умолять ее не выходить в отставку»... Что ж это значит? Почему такие противоречия?!

Но в том-то и дело, чтоб уметь смолчать вовремя. Этим талейрановским правилом и отличаются умные люди, хорошо умеющие говорить, а еще лучше – молчать!

В это чреватое обманами время г. Соловьев старался никогда себя не компрометировать, договаривая письменно о том, что трактовалось лишь устно на «секретных аудиенциях» между им и моей сестрой. Он заменял прямые речи намеками, ей одной понятными.

Все эти фразы: «Не могу расписывать... Если захотите – для вас будет ясно!.. Ваше здоровье дорого мне столько же для вас, как и для себя… Приезжайте – быть может и договоримся!.. Что же можно в письмах?..» Разве все эти напоминания и намеки писались бы даром, если б не имели глубокого значения?.. Не будь у него заветных, гораздо более существенных целей, чем бесцельное разоблачение Блаватской; не ошибись он в своих расчетах, вероятно, он не был бы так неприлично щедр на излияние своей мести и желчи на ее могилу. А бесцельными я не без основания назвала все унизительные комедии, подтасовки и клеветы его: он сам прекрасно знал и знает, что ему не расшатать ее дела, не подорвать ее известности в чужих краях, – а в России теософии нечего делать...

Если бы г. Соловьев точно ратовал во имя одной правды и спасения невинных душ от злостных тенет «ужасной обманщицы», то, покончив эту миссию, – вполне уяснив себе преступность Блаватской, он не стал бы ждать семь лет, а тотчас бы ее обличил. А прежде всего бросил бы пагубное Общество и, отрясши прах с ног своих, не стал бы продолжать свою роль друга-предателя еще более года, после возвращения Блаватской из Индии, вплоть до начала 1886 года. Видно, ждал г. Соловьев от сестры моей чего-нибудь, что заставило его юлить перед ней еще столько времени, выйти из Общества лишь в феврале 1886 г. и не писать о ней, пока была она жива.

Ведь он может незнающих морочить побасенками о том, что пока я молчала о теософии, – молчал и он. Это неправда! Я постоянно, все эти годы, от времени до времени, писала и печатала, когда Бог на душу клал, и он прекрасно об этом знал, но не возвышал голоса, потому что боялся сестры. Ему надо было дождаться ее смерти, чтобы заговорить свободно...

К счастью, он все же несколько ошибся в расчете на то, что время уничтожило все улики: их еще достаточно, и я твердо верю, что они пошатнут его самонадеянные расчеты на силу его мнений и авторитета.

Видно, искусно, con amore53, как истый артист, вел г. Соловьев свою искариотскую переписку с Е.П.Блаватской, если она, заваленная делом, литературными трудами и устройством ветви Теософического Общества в Лондоне, – настоящего, серьезного Общества, а не пародии на него, какая была в Париже, – вот что, между прочим, мне писала, переехав туда из Эльберфельда, в сентябре 1884 г.

«…Что мне делать с жалкими письмами влюбленных в меня поклонников?.. На половину приходится не отвечать совсем, но ведь множество таких, которых я и сама люблю и жалею, – как бедный наш Всеволод Сергеич Соловьев! Давно ли я в Лондоне, а уж два жалких письма получила. Просит только любить и не забывать... Дескать, никого из чужих так не любил, как меня, старую. Спасибо ему!..»

Вот как «обошел» бедную обманщицу ее будущий грозный судья... Да что – ее?.. Она хоть нужна ему была, на нее он хоть свои расчеты имел, ради которых, может, по его, и стоило такую унизительно фальшивую канитель тянуть. Но меня-то, меня и всю мою семью чего ради он морочил?.. Положительно из любви к искусству – каждую неделю сладкие письма писал, то мне, то дочерям моим, объясняясь в дружбе54. И среди этих уверений в безотчетных и безграничных чувствах любви и преданности лично к нам никогда не забывал втиснуть и такие успокоительные строчки о Елене: «Я ни с кем не веду двойной игры, и доказательством тому могут служить такие фразы в получаемых мною письмах: “Вы пишете, что вам нет дела до Общества; а я в него положила жизнь, здоровье, душу, честь, будущность… Если уж вы, искренний друг мой, прямо подозреваете меня в том, что, когда не удается по-настоящему, то я подделываю феномен, – то что скажут враги?”» «Но она знает, что я действительно люблю ее и что я друг ей!» – немедленно, после цитат из писем к нему сестры моей, продолжает меня морочить г. Соловьев; именно это самое письмо (от 9 ноября), заканчивая пресловутой фразой, что, когда-де умрет эта замечательная женщина – «я ее вечно буду оплакивать»… «Будем же понимать, – просит он меня, – то есть прощать не на словах, но на деле…» И так далее.

Могла ли я не успокоиться такими христианскими правилами Всев. Серг. Соловьева?.. В продолжение более года своей жизни я, седая женщина, искушенная опытом, казалось бы до некоторого знания людского коварства, верила ему безусловно, и любила чуть ли не как родного сына!.. Знаю, что такое признание не возвысит моих умственных способностей в глазах людей, но считаю себя обязанной нести позор этого всенародного признания, ради объяснения последующих событий.

Когда до меня доходили невыгодные слухи, я спешила винить всех, кроме настоящего виновного, и успокаивалась его добродетельными словами.

«Дорогая Вера Петровна! – пишет он мне тогда же. – Я не могу бояться за наши с вами отношения, какие бы сплетни им ни грозили, – но какую все это нагоняет меланхолию!.. Мне все очень ясно, и вот уж можно сказать, что Е[лена] П[етровна] всю душу свою положила в Общество. В “Общество” и дело. Боятся вашего влияния на меня во вред “Обществу” (!), а я теперь для “Общества” крайне нужен... Душа моя открыта пред вами» и пр., пр.

Воистину «турусы на колесах», которым я имела необъяснимую впоследствии для меня глупость верить. Вот уж где было истинное «внушение» и дурманное ослепление. Я потом часто вспоминала уверения г. Соловьева, что будто бы от него исходил некий «fluide», действовавший магнетически... Уж не его ли он пустил в ход со мной, сестрой моей и моими детьми, чтоб возбуждать наше недоверие и гнев, несправедливо, против близких людей, – ему на пользу?


VII


Понятно, что на приводимый полностью отчет Лондонского Психического Общества я отвечать не могу и не буду. Да если бы это и было мыслимо по месту и объему, которые должен иметь мой ответ в защиту сестры, я бы его не предприняла, по следующим причинам:

I) Опровержения на этот отчет (пристрастно составленный даже по мнению не теософических газет) писаны тогда же, на месте, и в Англии, и в Америке, во множестве, людьми, гораздо более меня компетентными, исследовавшими дело, производившими следствие на следствие «обойденного миссионерами» и «одураченного туземцами» Ходжсона. Так называют его люди, ближе г. Соловьева знающие подробности дела. Народ (туземцы-фанатики), говорят они, никогда не одобряли разоблачения существования и деятельности своих Гуру (Махатм), которых считают святыми, и очень были рады случаю опровергнуть их действительность во мнении европейцев. Но нам до этого нет дела!.. Я назову главнейшие из статей, писанных в опровержение отчета Психического Общества, а затем пусть желающие знать их суть – к ним и обратятся. 1) Report of the result of an Investigation into the Charges against M-me Blavatsky, brought by the Missionaries of the Scottish Free Church, at Madras. Reexamined by a committee appointed for that purpose. By the General Council of the Theos. Society. Madras. 1885. 2) Reply to an examination, by I.D.B. Gribble, M.C.S., into the Blavatsky correspondence. By H.R.Morgan. Major General, Madras Army. 3) Official Report of the Ninth Session of the General Convention. Madras. 4) The «Occult World phenomena» and the Society for Psychical Research, by Sinnett. With a Protest by M-me Blavatsky. London. 1886. 5) The Great Mares Nest of the Psychical Research Society. By Mrs. Annie Besant (приложение к газете «Times»). 6) Подробное исследование д-ра Гартмана (которое я прочла с превеликим интересом, но назвать не могу, ибо нет его у меня в настоящее время). Если не ошибаюсь, его заглавие: «Report of Observations of a Private Visitor». И т.д. – без конца, или же кончая протестом, присланным из Лондона, года три тому назад, в наши газеты; протест, подписанный значительным количеством подписей, который, однако, в русской прессе места не нашел, как «сообщение, для русской публики неинтересное»… Копия его у меня хранится.

Продолжаю исчисление причин, по которым на показания отчета Психического Общества отвечать подробно не буду.

II) Потому что мой ответ лично автору «Современной жрицы Изиды» – благодаря его фантазии по обвинениям Е.П.Блаватской, и без того грозит затянуться более, чем я бы желала; а его аргументы для меня куда важнее аргументов Ходжсона, Майерса и К° – до Куломбов55 и иезуитов включительно.

III) Еще потому, что для меня, как и для всех, знающих учение и научные труды Е.П.Блаватской, истина или фальшь собственно феноменов в теософическом движении – ничто! Оно возбуждено и основано прочно не на «колокольчиках» и даже не на «воздушных посланиях» его «покровителей таинственных учителей», – а на реальных книгах сестры моей и ее многих ученых сподвижников и, отчасти, на реальных же благотворительных учреждениях имени H.P.Blavatsky, как, например, Приют женщин-работниц в East End’е – нищенском квартале Лондона. К несчастью, г. Соловьев ни об этих книгах, ни об этих благотворительных учреждениях Теософического Общества понятия не имеет (я так заключаю потому, что он, вероятно, помянул бы и их, описывая жизнь и значение основательницы этого Общества, если б что-либо знал о них).

IV) Еще потому, что предполагаю, что, как бы ни расписывали своих обвинений психисты и г. Соловьев, вряд ли люди, мало-мальски рассуждающие, поверят, чтоб Е.П.Б[лаватская] была такая идиотка, чтоб в свое отсутствие из Адьяра заказывать в своих комнатах ловушки, двойные шкафы и всякие приспособления к фокусам. Уж если бы у нее не хватило ума, чтоб рассудить, что такие махинации необходимо производить на своих глазах, со всевозможной скрытностью, то она хотя бы не позволила, без себя, впускать в свои комнаты сторонних посетителей. А ведь факты таковы: шотландские миссионеры, подкупив Куломбов, посылали своих агентов осматривать их работы в Адьяре... Сам иезуит Паттерсон56 признался (об этом заявлено было во многих статьях, которые следовало бы прочесть г. Соловьеву, рядом с вытверженным им наизусть «Отчетом» Ходжсона) в том, что в разное время он платил Куломбам за услуги, в особенности за письма, якобы Блаватской писанные. Меня удивляют ярые протесты г. Соловьева против подделок в письмах сестры моей! Писем этих он не видал... Неужели он не знает, что такие вещи на свете бывали?.. Фанатизм каких преступлений не порождал, в особенности, когда мстительные люди брались действовать, – как иезуит Паттерсон, – «в вящую славу Божию»!

И, наконец, моя пятая и последняя причина невнимания к проискам Куломбов, Паттерсона, Ходжсона и К° – это знакомство с протестами против них, протестами, возбуждавшимися, в большинстве случаев, именно первым знакомством с их показаниями. Все беспристрастные люди всегда сразу восставали против этих клевет, как восстал против них и сам г. Соловьев, тогда еще смотревший на вещи здраво и справедливо.

Вот, что он сам своевременно писал моей сестре.


Пятница, 12 июня [18]85.

Paris. 4, rue Balzac.


«Дорогая Елена Петровна!.. Эти две недели прошли здесь не даром. Приезжали Синнетт и Крукс57. Я познакомился с ними, но дело не в этом, а в том, что все устроено и приготовлено, чтобы, по крайней мере, здесь, – т.е. в здешней печати, – осрамить эту гадину Куломб и всех ослов, – хотя бы они и принадлежали к какому-либо ученому Обществу, – которые могли хоть на минуту придать значение ее гнусной брошюре. Эта брошюра здесь возбудила всеобщее негодование, и мне даже ни перед кем не пришлось защищать вас, – так как после этой гадкой интриги, симпатии к вам только возросли (!?!)… Ах! Если б нам с вами увидеться!

Искренно вам преданный и любящий

Вс. Соловьев».


Вот как думал и говорил г. Соловьев прежде; а так как моя главная цель в этой статье совсем не в том, чтоб оправдать сестру мою от нападок других ее врагов, – против которых она давно оправдана, – а в том, чтоб доказать российской публике, что верить обвинениям и рассказам самого-то Соловьева никак нельзя, то я более об этом и говорить не буду. Я твердо к тому же знаю, что улики в фокусах, которые она и сама называла таковыми (psychological tricks), не подорвут ее авторитета и не повредят ни ей, ни ее делу во мнении людей знающих, которые не полагают всех ее заслуг в том, что, живя в Индии, она выучилась нескольким проявлениям сил, в Европе еще неизвестных. Со временем, впрочем, и в них ей отдана будет справедливость, как сразу ее воздал Радде-Бай58 основатель «Русского вестника», так высоко ее ценивший, что среди многотрудной своей деятельности находил время быть с нею в личной переписке.

Вот несколько строк из одного письма к сестре моей Мих[аила] Никиф[оровича] Каткова59, прямо указывающие на его отношения к ней и ее делу.


Москва. 27 апр[еля] [18]84 г.


«Милостивая Государыня, Елена Петровна!

Пользуюсь первою досужею минутою, чтоб отвечать Вам. Вы не можете сомневаться в моем желании упрочить за моими изданиями Ваше сотрудничество.

Я высоко ценю и талант Ваш, и Ваши поиски в эзотерических сферах и вовсе не принадлежу к “людям науки”, которые полагают мудрость в том, чтобы не хотеть знать того, чего не знают.

Я не отступаю пред сообщениями чисто фантастического свойства и, если затрудняюсь, то лишь там, где начинается объяснение – тенденция, пропаганда… Считаю долгом сказать, что в основе всех религий я признаю трансцендентную реальность и не считаю их баснями; но остаюсь при убеждении, что есть только одна религия, в которой все трансцендентное других религий находит свое истинное место и истинное освещение. Но об этом пришлось бы говорить много, а я должен спешить с моим ответом, который и без того, боюсь, слишком запоздал… Удивляюсь и радуюсь тому, как крепко и живо в Вас, – так давно оставившей родину, – русское начало, которое так хорошо сказывается в Вашем языке и Ваших русских симпатиях.

Примите уверение в моем почтении и искренней преданности.

М.Катков».


Указав, в начале этой главы, на источники, где желающие могут узнать, как и чем сторонники Е.П.Блаватской опровергают доводы Психического Общества, могут прочесть их показания, я, с позволения г. Соловьева, оставлю все это, давно упраздненное компетентными людьми дело, лишь им одним воскрешенное из мертвых, а займусь возражениями на некоторые собственные его выноски и замечания.

Хотя он и обвиняет меня в неправильных переводах (почему такие некрасивые и бездоказательные обвинения столь легко срываются с пера переводчика ходжсоновского «Отчета»? Мне остается только удивляться!), а на стран. 229-й апр[ельского] «Р[усского] в[естника]» в злостных голословных показаниях, – я смело на него самого обращаю последнее обвинение. Да еще к нему прибавлю, что он свое голословное обвинение на меня взвел в прямой надежде, что читатели не будут сличать его указаний с моей статьей в «Русск[ом] обозрении»... Прошу желающих знать правду сличить. Они увидят тогда то, что несомненно должен был видеть г. Соловьев, – а именно, что я везде делаю ссылки и что говорю, – говорю не по произвольным заключениям, даже не по письмам сестры моей, а руководствуюсь показаниями бывших там свидетелей и между ними супругов Купер-Оукли. Подчеркиваю эту фамилию не даром, а потому, что мне из-за нее еще придется поговорить с моим беспощадным «обличителем».

На стр. 226-й нахожу остроумную выноску, где г. Соловьев, со свойственным ему легкомыслием, укоряет сестру мою во лжи. Похвалялась-де она ему, что один теософ ей дает 40000 р[упий], другой – две деревни, третий предлагает все издержки взять на себя по судебному делу против Куломбов и иезуитов; а она-де печатно заявляет, что у нее «нет денег на ведение процесса»...

В самом деле! Удивительная вещь: дают добрые люди деньги, а глупая женщина их не берет, – предпочитая лично потерпеть, чем пользоваться великодушием друзей и разорять их на свое дело. И если б знал г. Соловьев, как я это знаю, сколько раз Е[лена] П[етровна] делала эту глупость, – отказывалась от очень больших сумм, если дававшие их требовали, чтоб она себе взяла их, а не обратила в пользу Общества, он еще больше бы диву дался... Если б после первых порывов отчаяния она не поняла, что клеветы и предательства, мучившие ее, на Обществе ее не отзовутся нимало и теософического движения не остановят, – о! Тогда она без сомнения воспользовалась бы щедрыми предложениями преданных ей лиц. Но, ради удовлетворения собственного самолюбия, ради личной мести и личного оправдания – она не желала тратить чужих денег.

Неужели могут быть люди, которые этого не поймут или даже осудят?

(Стран. 227). Касательно удивления г. Соловьева, что, несмотря на его старания по переводам писем моей сестры на французский язык (писем, надо заметить, для него одного писанных в минуты крайнего увлечения, тревоги, порою полного отчаяния); несмотря на усердное распространение, в назидание французам, изобличительного отчета и всяческих правд и неправд, – Теософическое Общество и дело ее не только с нею не умерло, но все разрастается, – замечу опять-таки, что это потому, что никакие старания врагов сути и смысла сочинений Е.П.Б[лаватской] изменить не могут. Он обращает внимание читателей на то, что ее письма к нему «особенно интересны для сличения их с действительными фактами». Я тоже надеюсь, что сличение его писем с тем, что он теперь рассказывает, окажется интересным.

На странице 228-й чрезвычайно наивная выноска. Вот что в ней замечает г. Соловьев:

«Когда я, еще в Париже, спрашивал Блаватскую, – на кого она оставила свой дом в Адьяре, – она отвечала: “О, я совсем спокойна, там у меня моя старая приятельница и помощница, m-me oulomb, и ее муж – люди, преданные всецело моему делу”... Потом, вдруг (продолжает он) к моему изумлению, в лагере защитников Блаватской эти друзья и помощники превратились в “подкупленных слуг”…»

Вот, подумаешь, чему нашел г. Соловьев удивляться!.. Мало ли бывает примеров, что старые, преданные слуги считаются друзьями. Не диво также, что иногда и слуги тоже и лицемерят, и изменяют, из друзей становясь врагами... Сестра моя много лет знала Куломбов. Не подозревая, что они бежали из Египта и Франции, где их разыскивала полиция, она, встретив их в Бомбее в полной нищете, спасла их от голодной смерти; приютила их, взяв ее в экономки, а потом, возвысив в нечто вроде секретаря, так как она знала английский и французский язык. Мужа ее, с переездом в Адьяр, тоже из рассыльного и столяра, сделали служащим, поручив ему библиотеку. Вначале из деликатности сестра не называла их слугами; когда же они наделали гадостей, сплетен, всякими каверзами выманивали у всех деньги, пришлось их поставить на их места; а в отсутствие хозяев они столько причиняли беспокойств и неприятностей всем в Адьяре, что оставленный во главе управления mr. St. George Lane-Fox написал в Европу полковнику Олкотту, что вынужден их прогнать и заявил это им, – чтоб они искали себе места. Вот тут-то оба, муж и жена, и спохватились, что им выгодней послужить иезуитам, обещавшим хорошую плату за уличение Блаватской в шарлатанстве. Выпросив у Лейн-Фокса время для отыскания занятий, муж начал в спальне Елены Петровны устраивать свои столярные махинации, о которых я рассказываю (не от себя, а словами г-жи Купер-Оукли60) на стран. 583 моей статьи о сестре в «Русском обозрении»; а жена прибегла к продаже Паттерсону заранее ею сфабрикованных писем, которые еще прежде задумала утилизировать, но не могла решиться61… Чему же дивится г. Соловьев? Ошибке сестры моей, считавшей Куломбов преданными ей друзьями?.. Но, Боже мой, он-то уж должен знать, что моя бедная сестра не раз ошибалась в людях и не раз сама себя предавала во власть «неверных друзей» излишней откровенностью. Удивляться же их измене – тоже, с его стороны, довольно странно!.. Почему же он сам себе не удивляется?.. Он, ведь, не этим простым людям чета, – знаменитый литератор, – а превратился же из преданного друга – в ярого врага!..

Конечно, он, объясняя эту перемену, ссылается на более или менее благовидные forces majeures62: извиняет свое лицедейство «ревностью ко православию» и стремлением спасти отечество от неведомой опасности; но ведь и предатели Куломбы действовали в силу тех же «благородных чувств». Иезуиты, быть может, направили и их сердца и умы к «изобличению воровки душ», вот они тоже спохватились и начали орудовать «ad majorem Dei gloriam»63... Дело бывалое!

Теперь насчет экспертизы почерков. Если г. Соловьев ссылается на свидетельство, указываемое в отчете Психического Общества, – каллиграфов лондонских, определивших сходство почерков Блаватской и Махатм, то я могу только его спросить: почему он не приводит тут же мнения экспертов берлинских? Ведь мнение придворного каллиграфа императора германского при берлинских судах, Эрнста Шуце, которому были целой комиссией представлены несколько писем обоих «учителей» и Е.П.Блаватской, вошло во все оправдательные статьи ее защитников. И каждый добросовестный повествователь событий, касающихся этого сложного дела, должен бы упомянуть, как решительно было берлинским экспертом заявлено, что в почерках их «нет ни единой сходной черты»... Точно также разделились мнения и официальных экспертов в Мадрасе, о чем было засвидетельствовано во многих не теософических органах Индии и Англии. Да не в обиду всем каллиграфам, служившим Ходжсону и Соловьеву, я позволю себе «голословно» спросить: когда могла сестра моя, заваленная письменным делом, – своими громадными сочинениями, изданием своих журналов, беллетристическими статьями в иностранные журналы (последние только ее и кормили), формированием Общества, еженедельными лекциями и пр. бесчисленными занятиями, – найти время для фабрикования писем? Да не единичных, – а целых серий, из которых составлены теперь два тома64. Да еще на всевозможных индийских новых и древних языках!.. Это первый вопрос, повергающий меня в недоумение, а вот – второй: кто ж их теперь пишет?.. Они продолжают сыпаться в точно таких же странных, «тибетских»65, – как называют их теософы, – конвертах и теми же почерками. У меня есть на это официальные документы из Главной квартиры в Лондоне.

Да не подумают читатели, что я пишу это, желая доказывать существование Махатм или доподлинность их заоблачной корреспонденции, – отнюдь! Я их писем не получала, их не видала и не особенно ими интересуюсь, – хотя во имя правды скажу, что не могу отрицать их существования... Это – другой, сторонний вопрос. Теперь я хотела бы только доказать, что несправедливо делать из моей сестры, – послужившей Обществу многими действительными заслугами, – какого-то козла-грехоносца, ответственного за все его путаницы и беззакония, – если и допустить таковые.

Есть у г. Соловьева еще одна, замечательная выноска, на стр. 235.

Дабы объяснить возможность ее происхождения, я здесь должна сказать, что у Е.П.Блаватской, между многими ее хорошими качествами, было одно, доведенное до крайности, а потому обращавшееся уже в недостаток, из-за которого ей первой приходилось страдать: она ненавидела лицемерие. С друзьями и врагами она всегда была искренна; высказывала свои чувства прямо и часто так остроумно клеймила людей, возбуждавших ее негодование или презрение, что кличка оставалась за ними навсегда. Таким образом, она от ранней молодости имела очень много врагов; особенно в Тифлисе, где она написала на все ей современное общество живую и верную, но очень злую сатиру, ходившую по рукам. Из этого можно заключить, сколько у нее там было недоброжелателей и сколько на нее возводили, в отместку, невозможных выдумок!

Некоторые из них были очень злы, другие – нелепы и очень многие

utverzhdena-na-zasedanii-soveta-fakultetainstituta-data-311100-g-protokol-2-uchebnaya-programma.html
utverzhdena-postanovleniem-merii-goroda-stranica-14.html
utverzhdena-postanovleniem-merii-goroda.html
utverzhdena-prikazom-ao-kazahtelekom-ot-2012-goda-tendernaya-dokumentaciya-po-zakupke-uslug-na-provedenie-kompleksnogo-marketingovogo-issledovaniya-dlya-ao-kazahtelekom-za-2011-2012-g.html
utverzhdena-prikazom-minpromtorga-rossii-ot-2010-g-stranica-5.html
utverzhdena-prikazom-minpromtorga-rossii-ot-2010-g.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rasskazchik-rebe-evrej.html
  • testyi.bystrickaya.ru/aa-fursenko-obshego-sobraniya-rossijskoj-akademii-nauk.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zakon-vologodskoj-oblasti-o-gosudarstvennoj-politike-oblasti-v-sfere-sohraneniya-i-vosstanovleniya-tradicionnoj-narodnoj-kulturi-vologodskoj-oblasti.html
  • report.bystrickaya.ru/kafedra-propedevtiki-vnutrennih-boleznej-i-gastroenterologii-lechebnogo-fakulteta.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/programma-raboti-simpoziuma-predostavlyaetsya-uchastnikam-simpoziuma-posle-vtorogo-informacionnogo-soobsheniya-sostav-orgkomiteta.html
  • urok.bystrickaya.ru/programma-nizhnij-novgorod-2011-sopredsedateli-simpoziuma-s-v-gaponov-akademik-ran-ifm-ran-z-f-krasilnik-d-f-m-n-ifm-ran-programmnij-komitet-stranica-12.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/lekciya-lekcionnij-soloma-solomennij.html
  • tests.bystrickaya.ru/konkurs-a-nu-ka-mami.html
  • report.bystrickaya.ru/hristologiya-aac-i-uchenie-aac-i-o-like-gospoda-nashego-iisusa-hrista.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/itogo-shtuk-izveshenie-o-razmeshenii-municipalnogo-zakaza-putem-zaprosa-kotirovok-na-postavku-pechatnoj-produkcii.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/v-otnoshenii-ispolzovaniya-i-razvitiya-potenciala-prepodavatelej-sotrudnikov-i-obuchayushihsya.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-modulya-tehnologii-parallelnogo-programmirovaniya.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/primernaya-tematika-referatov-i-kursovih-rabot-teoriya-kulturi.html
  • institut.bystrickaya.ru/uchebnaya-programma-po-vvedeniyu-v-filosofiyu-dlya-1-3-kursov-moskovskoj-duhovnoj-seminarii-predislovie.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/sovremennaya-metafizika.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/udk371370127241-obshie-voprosi-obrazovaniya-11.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/dolgosrochnaya-celevaya-programma-energosberezhenie-i-povishenie-energeticheskoj-effektivnosti-novosibirskoj-oblasti-na-period-do-2015-goda-i-pasport-programmi-stranica-5.html
  • lecture.bystrickaya.ru/6-pressovoe-i-ispitatelnoe-oborudovanie-zao-dorstrojpribor.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sochinenie-goncharovoj-natali-uchenici-7-a-klassa.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tarifnaya-politika-v-oblasti-normalizacii-l-a-german-kachestvo-elektricheskoj-energii-i-ego-povishenie-v-ustrojstvah.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tendencii-razvitiya-internet.html
  • klass.bystrickaya.ru/4300000-stroitelstvo-i-kommunalnoe-uchebniki-i-umk-dlya-organizacij-nachalnogo-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/osobennosti-razvitiya-ekonomicheskoj-nauki-v-postsovetskij-period.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-ogse-f-politologiya-kod-i-nazvanie-disciplini-po-uchebnomu-planu-specialnosti.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-fizika-uroven-osnovnoj-obrazovatelnoj-programmi.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/reglament-konkursa-molodezhnij-obshestvennij-lider-2012.html
  • znanie.bystrickaya.ru/a-v-rubanov-predsedatel-orgkomiteta-doktor-sociologicheskih-nauk-professor-dekan-fakulteta-filosofii-i-socialnih-nauk-bgu.html
  • crib.bystrickaya.ru/ii-shodstvo-genialnih-lyudej-s-pomeshannimi-v-fiziologicheskom-otnoshenii-chezare-lombrozo-genialnost-i-pomeshatelstvo.html
  • turn.bystrickaya.ru/polyarizacionnaya-model-neodnorodnogo-fizicheskogo-vakuuma-stranica-8.html
  • thescience.bystrickaya.ru/kafedra-ekonomiki-organizacij-i-predprinimatelstva.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/preodolenie-straha.html
  • laboratory.bystrickaya.ru/vneklassnie-meropriyatiya-po-matematike-doklad-na-temu-matematika-ot-drevnosti-do-nashih-dnej.html
  • grade.bystrickaya.ru/na-vklyuchenie-programmi-povisheniya-kvalifikacii-pedagogicheskih-i-rukovodyashih-rabotnikov-municipalnih-obsheobrazovatelnih-uchrezhdenij-voronezhskoj-oblasti-v-regionalnij-bank-programm.html
  • grade.bystrickaya.ru/ob-itogah-raboti-organov-federalnogo-kaznachejstva-po-evrejskoj-avtonomnoj-oblasti-na-2008-god-i-zadachah-na-2009-god.html
  • assessments.bystrickaya.ru/byulleten-novih-postuplenij-v-nb-rgu-za-1-kvartal-2007-g-stranica-9.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.