Верховский Н - С. А. Лебедев Объект и предмет философии науки. Конкурирующие программы. Лекция
.RU

Верховский Н - С. А. Лебедев Объект и предмет философии науки. Конкурирующие программы. Лекция



Верховский Н.

Петру Георгиевичу дайте, пожалуйста, микрофон.


^ Лебедев С.А.

Пожалуйста.


Щедровицкий П.Г.

Коллеги, а вот если возвращаться к одной Вашей оговорке касательно того, что в основе предметизации лежит материальный коррелят, правильно ли я понимаю, что Вы видите основной смысл предметизации в материализации?


^ Лебедев С.А.

Ну, в общем-то, можно сказать, что да. Но я, может быть, мог сказать ещё жёстче, что вместо термина «предметизация» употребить термин «объективация», объективирование предмета. Объективная предметизация или, точнее, объективированная. Вот так вот, наверное.


^ Щедровицкий П.Г.

Но ведь Вы же, наверное, согласитесь с тем, что теория (так, как Вы её описываете) производит объективацию вне реализации, вне материализации?


^ Лебедев С.А.

Конечно. Согласен.


Щедровицкий П.Г.

В чисто идеальных пространствах.


Лебедев С.А.

Абсолютно. Если там кроме символов не имеет, то всё, тогда да.


^ Щедровицкий П.Г.

А вот всё-таки специфика… Я сразу хочу пояснить. Мне кажется, что материализация – важная часть процесса предметизации, но не исчерпывающая.


^ Лебедев С.А.

Абсолютно согласен. Особенно на эмпирическом уровне, а на теоретическом – там она уже…


Щедровицкий П.Г.

Да, а вот можно всё-таки, чтобы Вы чуть-чуть подробнее высказались по поводу предметизации?


^ Лебедев С.А.

Я могу вот что подробно сказать. Хорошо, я Ваш вопрос понял, но как бы я отвечу то, что… Немножко разверну его в другой плоскости, потому что я себе наметил сказать, но не сказал. Ясно, что предметизация или объективизация, она, конечно, решается на двух уровнях научного познания. Я говорю про научное познание. Это на уровне чувственного познания объективной реальности (то, что вне нас) и на уровне эмпирического познания этой же реальности.

Соответственно, у нас речь идёт в данном случае… Тема там: «Технологии: предметизация, распредметизация», в частности технологии мышления. У меня, естественно, возникает вопрос: каковы технологии мышления в науке? Куда вы ломитесь в открытые двери, когда там уже этих технологий до чёрта, какую ещё вы хотите технологию? Если ситуативное мышление – да. Но с точки зрения стандартного представления о познании как, грубо говоря, отражении или как предметизации, объективации и так далее, все методы известны, я сейчас просто перечислю.

Если нужно потом, я какой-то расшифрую, но вот Вы можете спросить: «А ну-ка назови технологии научного мышления и научного познания». Сначала научного познания, потому что чувственное познание – это не мышление, это понятно. Но там тоже есть эта предметизация, начало там лежит.

Методы чувственного познания, я их знаю три. Это научные наблюдения в науке (есть просто наблюдение, есть научное наблюдение с помощью приборов, это вообще тонкая штука – научное наблюдение). Во-вторых, это эксперимент (второй метод). И третий метод – это измерение, очень важный, который часто забывают. Это всё методы чувственного познания.

С другой стороны, дальше начинается уже научное мышление. Эмпирическое мышление в науке и теоретическое. Каковы методы и, соответственно, технологии эмпирического познания в науке, которые, в общем-то, стандартно описаны во всех учебниках, но ещё раз говорю: с позиции познания, как вот распредмечивание?

Это следующие методы. Описание (данных наблюдения, эксперимента – это понятно). Описание – это уже рационализация, ведь описываем мы в языке, язык состоит из терминов и понятий. Описание – это уже мыслительная процедура, это уже рациональное познание. Везде, где есть понятие, это уже рациональное познание. Где есть чувственный образ, там нет рациональности (ну, или там эмоции и так далее).

Итак, описание данных наблюдения и эксперимента – первый метод. Там тоже есть целая теория. Описание – это очень трудная штука, неоднозначная. Там проблема языка науки, его адекватности. Второй метод эмпирического познания: статистическая обработка. Любой психолог, который защищал диссертацию, скажет, что без статистической обработки данных наблюдения и эксперимента выходить на защиту ему бессмысленно. И в физике так же, во всех таких объектных науках, я бы сказал так. Дальше – их количественный анализ, этих статистически обработанных данных.

Четвёртый метод – эмпирическое обобщение (с точки зрения понятий, от менее общих понятий, создание более общих понятий). От реки переходить к жидкости – условно говорю – и так далее. Также эмпирическое обобщение: от одних суждений, менее общих, частных переходить к более общим суждениям, в том числе и к законам. Это две линии обобщения. Обобщение понятий – это независимая линия от обобщения суждений.

Итак, значит, есть эмпирическое обобщение (тоже метод, это мышление). Дальше есть… Ну, они, я говорю, довольно-таки хорошо описаны в стандартных учебниках по методологии. Систематизация, что бы мы под этим ни понимали, всегда какое-то основание. Классификация (там естественная, искусственная – неважно). Абстрагирование (можно было бы и раньше его назвать, потому что с помощью абстрагирования создаются понятия). Значит, дальше индукция как способ эмпирического обобщения. Дедукция – это тоже метод эмпирического мышления. Гипотеза, догадка, что, возможно, одно и то же. Моделирование. Это всё методы эмпирического познания.

Формулировка эмпирических законов. Одни и те же данные могут быть по-разному сформулированными с точки зрения их соответствия определённому закону. Это целая история – удачно сформулировать эмпирический закон. Дальше: построение. Наконец эмпирическое познание и мышление, с моей точки зрения, заканчиваются построением феноменологических теорий.

Что такое феноменологическая теория в отличие от эмпирического закона? Это множество законов, относящихся к какой-то предметной области и объединённых в систему. Допустим, феноменологическая термодинамика или небесная механика Кеплера и так далее. Вообще в психологии, физиологии и так далее есть и было много феноменологических теорий, которые работают без идеальных объектов. Есть законы, есть система законов, но нет теоретической реальности. Понимаете? Это феноменологические теории.

Раньше думали, что теории только этим и ограничиваются, потому что идеальный объект – это считалось в лучшем случае математика, а в худшем случае это фантазии Фарятьева. Сколько Мах против этого боролся и так далее. И Больцман из-за этого повесился, из-за травли Махом, потому что тот говорил: «А зачем ты ввёл, вообще говоря, представление? Создал молекулярно-кинетическую теорию газов, где газ ты представил как совокупность хаотически движущихся материальных точек?» Или твёрдых шариков, но это фактически материальная точка, там размер не имеет значения, там имеет значение масса. Вот это модель Больцмана.

Мах спрашивал: «Зачем ты создал эту теорию?» Но он говорит: «Вот я вывел из неё классические законы термодинамики, у меня хорошо получились. Там закон Бойля-Мариотта, Гей-Люссака и так далее, вот смотри, как они хорошо вытекают, чётко». Он говорит: «Да эти законы и так были известны, они были найдены эмпирическим путём, путём распредметизации или предметизации и так далее. Что ты ещё прибавил-то, зачем?»

Это как абсолютное пространство Ньютона. Это фантом, который не имеет эмпирического коррелята. Это не дело науки. В религии эти фантомы – пожалуйста, в философии – пожалуйста, только из науки, пожалуйста, их уберите. Тут должны быть только понятия, термины с эмпирическим значением. Это позиция позитивизма. Позитивизм – это эмпиризм. Любой: логический, нелогический и так далее.

И постпозитивизм – это, кстати, тоже эмпиризм, это тоже позитивизм. Поэтому иногда Поппера отделяют, он сам себя отделял. Он отделял себя от логического позитивизма, но он остался позитивистом, хотя и назывался критическим рационалистом. Просто изменил решение проблемы, зачем нужен опыт в науке.

По джастификацианизму, по Карнапу, Рейхенбаху, логическому позитивизму опыт подтверждает законы и теории. А по Попперу опыт принципиально не может подтвердить, у него силёнок не хватает, а уж доказать – тем более. Он подтвердить не может никакую теорию, опыт и эксперимент – они ничего не могут, кишка тонка. Во-первых… Даже эмпирическую теорию, даже феноменологическую теорию опыт, эксперимент не может подтвердить.

Уж доказать-то – точно нет, потому что нельзя заключать следствия, если нет оснований. А почему подтвердить нельзя? А потому, что по законам логики из лжи следует истина, как и из истины следует истина. Таково определение материальной импликации. Из лжи следует истина – это истина. Это правильный вывод. Значит, если у вас истинные следствия, то есть те, которые подтверждены данными наблюдения, эксперимента, это не значит, что ваши основания, которыми часто являются законы, являются истинными. Они просто могут быть ложными. И часто ложность доказывается вовсе не соответствием.

Вообще с этим соответствием нужно разбираться. Опыт нужно, вообще говоря, поставить на место. Это такая эмпирическая традиция, связанная с Новым временем и так далее, что опыт – контролёр. Понимаешь ли, нашёлся, так сказать, ведущий фактор развития знания. Мы ещё опыт проверим, какой он. И часто он бывает и плохо обработанный, и прочие вещи. Но соотношение опыта и теории – это отдельная проблема.

Дальше. Построение феноменологических теорий – я сказал. Четырнадцатый метод – это опять относится к технологии научного мышления – объяснение и предсказание фактов. Следующий метод – экстраполяция законов на другие области (с одной на другую) и верификация эмпирического знания. Верификация – то есть эмпирическая проверка. Но можно верификацию понимать шире, не знаю, что есть какие-то логические критерии (непротиворечивость, ещё что-то).

Но теперь более интересно – то, что уже относится к вам, к семинару, сегодня мы об этом много говорили – это каковы вообще стандартные методы теоретического познания, которые вы все должны знать, если вы занимаетесь в этой школе? Чтобы знать, что вы говорите, нужно знать, что говорят другие. Хорошо, профессионально знать. Они же тоже не дураки, вы поймите, но у них прямо противоположные взгляды.

Надо уважать, понять, где он работает, а где он не работает. Как и себя постоянно контролировать: где мои плюсы моей концепции, где она точно сработает по сравнению с конкурентами, а где, наоборот, заведёт в тупик? То есть это, вообще говоря… Для меня абсолютно ясно, что ни одна концепция не является и не может быть универсальной, кроме концепции, которая это утверждает (что ни одна концепция не может быть универсальной). Понимаете? Поэтому я люблю противоречия.

Значит, методы теоретического познания. Первый метод – это конструирование мышлением идеальных объектов и теоретической реальности. Конструирование мышлением идеальных объектов. И разные мотивации могут быть, и разные средства, сейчас мы об этом не обсуждаем. Это можно смотреть: Фейерабенд смотрел, другие, которые говорили, что вообще в науке существует анархия по части методологии. Всё возможно, лишь бы было создано, а там по-всякому бывает.

Эйнштейн скрипку любил, гармонию, другие из других исходили, когда строили подобное. Зато Эйнштейн квантовую механику не понял и не принял из-за своей гармонии, из-за лапласовского детерминизма. Скажите, вот пожалуйста: Эйнштейн остался лапласовским детерминистом. Уж сколько мы его критиковали! Но поэтому он не принял квантовую механику. Он говорил, что в мире (в том числе элементарных частиц) всё однозначно обусловлено. С нами другой разговор. Мы либо влияем, либо что-то, но онтологию нужно применять к чему?


^ Щедровицкий П.Г.

Сергей Александрович, пожалуйста, используйте микрофон.


Лебедев С.А.

Извините, да, всё, значит, я заканчиваю. Сейчас просто…


^ Щедровицкий П.Г.

Нет-нет, Вы не заканчивайте, потому что… Сейчас, чтобы была понятна направленность моего вопроса.


Лебедев С.А.

Да.


Щедровицкий П.Г.

Вот Вы нарисовали там 15 или 16 этих слоёв.


^ Лебедев С.А.

Да.


Щедровицкий П.Г.

Поскольку Вы их перечисляли в определённом порядке, то я могу предположить, что они у Вас находятся в такой иерархии или гетерархии.


^ Лебедев С.А.

В общем, да.


Щедровицкий П.Г.

Где вот в этом сэндвиче предмет и предметизация, между какими и какими уровнями, с Вашей точки зрения?


^ Лебедев С.А.

Нет, ну, здесь ясно, что эмпирическое познание, эмпирическое мышление работает с результатами чувственного познания. Чувственное познание уже по отношению… Результаты чувственного познания являются предметом для эмпирического мышления, а для чувственного познания, соответственно, предметом являются объекты. Понимаете? То есть здесь такая длинная цепочка, если идти от объектов.

А вот с теорией там получается вот такой конфуз. Там получается разрыв постепенности. Вот понимаете? Конечно, Эйнштейн был… Самый великий философ науки, я вам скажу, это, конечно, Эйнштейн, несмотря на свои ошибки. Ну, и, конечно, Бор с Гейзенбергом. Нет крупнее философов науки из самих учёных, которые знали науку и переживали её досконально. И тоже у них были школы и семинары, они там всё плакали, переживали, в горы ходили и так далее. В общем, буквально кровью писали вот эти свои концепции.

И с теорией какая? Во-первых, Эйнштейн… Я впервые у него это прочитал. Мы говорили, что вот он сказал, что есть четыре вида объектов – это вещи в себе (он принял эту кантовскую идею), потом есть эмпирические объекты, то есть чувственные объекты, простите. Потом есть… Или предмет, в данном случае неважно, его можно как объект.

Затем есть эмпирический предмет или… Абстрактный объект и эмпирический объект – это одно и тоже. Абстрактный объект – не теоретический объект, это эмпирический объект, это сторона чувственного объекта, который вы наделили самостоятельным существованием (свет, цвет и так далее) и создали, я не знаю, какую-то теорию цвета, оптики, хромотографии и так далее.

Конечно, это ясно, что нет, конечно, логического перехода от объективной реальности, от вещей к себе, к чувственному познанию. Там и биологический процесс действует, и физиологи, и психологи его изучили, я в это вдаваться не буду. Но это процесс нелогический. Нет логического перехода, конечно же, и от чувственного познания к эмпирическому познанию. Полностью. Но там значительная часть есть. Почему? Потому, что абстрагирование – основная операция эмпирического мышления по отношению к чувственному познанию.

Но самое страшное – это тоже говорил об этом Эйнштейн, собственно, все учёные – это переход от эмпирического мышления и знания, соответственно, как продукта этого мышления к теоретическому мышлению. Там логическая пропасть. Не существует методов выведения теории из эмпирического знания и не существует обратно: не существует метода выведения эмпирического знания из теории. Непосредственного, логического метода. Когда я говорю «выведение», то я имею в виду логическое выведение.

Но всё-таки мы же выводим? Выводим. Каким образом? Мы всегда добавляем к нашему теоретическому знанию ещё одну дополнительную вещь, которую часто философы науки забывают, а она принципиальна: интерпретация. Мы вначале интерпретируем эмпирические теории, а потом уже выводим эмпирические следствия. Проверка – вот эта интерпретация теории, без интерпретации она будет просто неверна. И вот это очень важно, что если…

Почему важно? Здесь я критикую Поппера. В каком смысле? Поппер говорил, что мы выводим из теории следствие, если следствие противоречит опыту, теорию нужно фальсифицировать, выбросить, до свидания, создавай новую. Он, Поппер, хорошо критиковал Карнапа и Рейхенбаха, что «вы не можете обосновать даже вероятность истинности опытом» и так далее, но сам сделал такую же логическую ошибку.

Вот что значит – логику всё-таки надо знать даже таким великим философам науки как Карнап. Он же логик № 1 вроде бы, хотя сделал элементарную логическую ошибку, на которой его поймал Поппер, индуктивистскую ошибку. И Поппер тоже сделал такую же ошибку. Это, в общем, частично отмечал Борис Грязнов. Какая это ошибка? Оказывается, из теории… Если теорию понимать как эмпирическую теорию, то тогда Поппер прав, но тогда он просто эмпирист. Да, он отрицает существование идеальных теорий, грубо говоря, теорий как утверждений об идеальных объектах.

А если у нас есть теории как множество законов об идеальных объектах и их поведении, то из них вы что можете логически вывести? Только теоретическое утверждение, где меньшая степень общности. Или законы в меньшей степени общности, но они и будут теоретически относиться к этому теоретическому объекту. У нас всегда это проверяется. Да, теория сама по себе не подлежит оценке опытом ни в плане фальсификации, ни в плане подтверждения. Автономное существование. Она – главная фигура в современном научном познании. Почему?

Потому, что если вы из теории интерпретировали, вывели следствие и, скажем, оно у вас, оказалось, соответствует данным наблюдений и экспериментов, что оттуда следует? Оттуда следует простая вещь, что теория, так сказать, нефальсифицирована, значит, вероятно, Поппер, значит подтверждена. По Попперу быть подтверждённым значит не быть опровергнутым, он просто отрицает определение подтверждения. Быть подтверждённым значит не быть опровергнутым опытом. Так, дальше. Опять же это никакая не истина, просто теория имеет эмпирическую значимость. Но что это? Гипотеза, если она есть. Если её нет, то конкурирующая концепция, которая более информативна, чем она и тоже не противоречит этому опыту.

Кстати, в философии науки тоже описано, какой же у Поппера критерий выбора гипотез, если они обе нефальсифицированы. Какую из них выбрать? Фальсифицирована, значит всё, будем совершенствовать. Попалась, всё, пошла на свалку как старуха, молодух нам давай. А молодухи могут конкурировать между собой. А какую молодуху выбрать? А молодуха – это та, которая не противоречит опыту. Обе.

Поппер говорит простую вещь. Он говорит: «Выбирай наиболее информативную теорию, концепцию». Какую? У которой больше содержания, которая больше утверждает о мире. Она более рискованна, следовательно, больше возможности быть опровергнутой. Выбирай потенциально наиболее фальсифицируемую теорию, если она не фальсифицирована, у неё сразу же резко возрастает её цена. Чем вы больше утверждаете о чём-то, об объекте, тем больше у вас есть возможность получить от него по морде. Вы не отгадаете однажды. А когда она мало говорит…

Почему скромность – это достоинство и вообще молчание – золото? А вас не за что зацепить, вы ничего не вякаете. А вот как только вы начали говорить, всё, вы попали в западню войны. И когда вы много говорите, тем больше у вас опасность, что что-то у вас будет вообще не принято, опровергнуто вашими оппонентами и так далее. Но Поппер говорит: «Я поддерживаю смелые теории», потому что кто не рискует, шампанского не пьёт. «Побеждает смелый», – говорит Поппер в науке. Наука – это игра смелых, а трус не играет в хоккей, в науке ему делать нечего. Ему только дрова подносить учёным, которые создают теории и утверждают их.

Но Поппер какую ошибку сделал? Он вот какую ошибку сделал. А если у нас из эмпирически интерпретированной теории вытекает следствие, которое противоречит опыту, данным наблюдения и эксперимента, следует ли отсюда ложность теории? Конечно, нет. Теории самой по себе. Отсюда следует ложность её интерпретированной определённым образом версии. Эмпирической. Вот это – брак. То есть поэтому теория не может быть опровергнута опытом (всегда её можно защитить). А на кого тогда свалить? На интерпретации.

Сразу же два элемента у вас проверяются, они всегда в связке, теория не может быть проверена одна, без интерпретации. Я могу сказать: «Теория сама по себе хороша. Посмотрите, как она у меня в других-то делах работала. А здесь просто неудачная интерпретация, здесь она неприменима». И мы просто сужаем область применимости и оставляем теорию жить. Это один из… Но… Да, пожалуйста, ещё вопросы.


^ Щедровицкий П.Г.

Третья попытка.


Лебедев С.А.

Давайте.


Щедровицкий П.Г.

Вы улучшили мою ситуацию понимания, сведя 16 уровней к трём.


^ Лебедев С.А.

Да.


Щедровицкий П.Г.

Значит, итак: у нас есть чувственное познание, эмпирическое познание и теоретическое мышление.


^ Лебедев С.А.

Да.


Щедровицкий П.Г.

А в этих трёх уровнях предметизация носит различный характер. Это вообще про разное. Это три разных представления о предмете и предметизации, они никак друг с другом не связаны.


^ Лебедев С.А.

В общем, да. То есть они связаны только процедурой интерпретации и процедурой такого скачка, волевого решения. Понимаете, ещё одна беда современной философии науки и всех стандартных учебников, что в познании и вообще в теориях познания (в общих и в научном познании) не акцентируется фактор воли, когнитивной воли. Вот есть ещё понятие «когнитивная воля». Понимаете? «А вот я так хочу, а я так считаю, а я так думаю, бейте меня, не сдамся». Или «я принимаю». Воля – это принятие решения, в том числе на основе воли, потому что всегда… Особенно когда мы создаём новое, особенно когда есть люфт между теоретическим и эмпирическим, эмпирическим и чувственным.

Понимаете, смысл распредметизации, то есть основание – это воля исследователя, и иногда он расплачивается за это своим упрямством, потому что ему кажется, что вот он открыл, чёрт побери, что ж от этого отказываться. А иногда выигрывает, будучи очень волевым человеком. Вот Эйнштейн думал, что он выиграет войну с Бором своей волей, но он все-таки, по мнению научного сообщества, её проиграл. Приняли всё-таки даже Копенгагенскую интерпретацию, уж не говоря о более тонких интерпретациях квантовой механики. И сказали, что она полная теория и другой не может быть. В общем, все принципы вы знаете.

Но, Пётр Георгиевич, я ещё не упомянул один уровень мышления, где тоже свои методы мышления. На самом деле в науке четыре уровня мышления. Какой же четвёртый? А четвёртый уровень – метатеоретический, который рожает в качестве продукта такой продукт как метатеоретическое знание. Что входит в метатеоретическое знание? Оно, метатеоретическое знание, состоит из двух элементов. Есть соответствующие методы, обслуживающие эти элементы.

Это общенаучное знание по отношению к данной теории (там общенаучная картина мира, общие методы, какие-то научные, о которых я сейчас упоминал, я сейчас, может быть, даже перечислю). И второй элемент, который уже… Здесь я буду использовать свою волю. В противоположность позитивистам я утверждаю, что у любой развитой науки и у любой фундаментальной теории есть философские основания. Развитая наука, дисциплина, и в ней парадигмальная теория, она заканчивается философскими основаниями.

Почему? А потому, что мы знаем, что у опыта кишка тонка обосновать теорию, надо ещё что-то обосновать. Это обоснование снизу в лучшем случает. Непротиворечие данным наблюдения и эксперимента. А сверху? Как волю всё-таки тоже ограничить? «А вот я так считаю, и всё». – «Нет, ну-ка давай-ка ещё какие-то рациональные аргументы». И какие рациональные аргументы начитают здесь использоваться? Нравится вам или не нравится.

Но это как бы дедуктивное основание, уже с более общих позиций. Скажем, позиций любой психологической теории, в том числе и мышления. Допустим, какую-нибудь программу деятельности, какого-нибудь Леонтьева с Выгодским. То есть - есть парадигмальные теории, они выступают метатеориями, парадигмальными теориями по отношению к каким-то частным теориям в области психологии. То же есть в любой науке: в физике это теория относительности и квантовая механика сегодня и так далее, в биологии тоже там есть. Везде есть, короче говоря, такие фундаментальные теории.

Это не значит, что все теории имеют метатеоретический уровень. Метатеоретический уровень знаний имеют только фундаментальные теории, потому что для, так сказать, обычных теорий как бы в роли метатеоретического знания просто выступает другая теория, которая является парадигмальной. Это не особый слой знания, она просто выполняет функцию метатеоретического обоснования любой частной теории.

А есть ещё особый слой знания, который выше теории. Это тоже особая реальность, которую конструируют в основном философы и также крупные учёные. Ну, как? Кто, вообще говоря, создаёт научную картину мира, допустим, современную? Вот на данных… Тоже приводил примеры: релятивистская космология, теория относительности, допустим, если иметь в виду физическую картину мира. Ни на одном физфаке ни в одном вузе нет ни одной кафедры научной картины мира. Учёные говорят: «Это не наше дело». А кто? А тем не менее к таким аргументам прибегают.

Значит, это область междисциплинарного взаимодействия философов науки и учёных. А если говорить о философских основаниях науки, в качестве которых выступают онтологические или гносеологические утверждения каких-нибудь философских концепций (рационализма, сенсуализма и так далее) или лапласовский детерминизм, там есть разные: антропологические… Разные основания есть. Есть разные философские типы оснований у фундаментальных теорий, которые оправдывают их существование.

Это уже некоторое ограничение на свободу воли исследователя, хотя ещё раз говорю: без воли не обходится. В конечном счёте всё равно воля, только уже немножко подограниченная другими факторами. И здесь вы уж простите, но это, наверное, чтобы мой труд лежания на постели перед этим выступлением не прошёл даром, я ещё зачитаю методы метатеоретического познания в науке. Это я всё написал уже сейчас, лёжа в постели.

Значит, первое: метанаучная рефлексия. Первый метод. Дальше – философская рефлексия. Дальше – построение метатеории (есть метаматематика и так далее, есть метафизика в хорошем смысле этого слова). Дальше – построение научной картины мира. Это всё содержание метатеоретического мышления. Дальше – экспликация или конструирование философских оснований теории. Если вы не нашли, то вы можете и сконструировать философские основания этой теории, вообще-то говоря.

Дальше – это социальная и практическая оценка значимости теории. Это всё метатеоретический уровень, мы от теории ушли уже. Мы саму теорию начинаем оценивать. То она была командиром, а теперь метатеоретический уровень стал командиром в отношении теории. Она может командовать только над эмпирией. Над ней тоже находится командир – это мы, философы, ну, и учёный, когда он сам становится философом и забирается на этот этаж общих категорий и так далее, чтобы вписать мировоззрение, чтобы быть в гармонии со своими взглядами.

Дальше – оценка философской и мировоззренческой значимости теории, какое значение имеет для мировоззрения эта теория (та или иная). Дальше – определение возможностей и границ приемлемости теории. Нужно определить, каковы возможности, каковы, так сказать, границы. То есть, простите, применимости теории. Возможности и границы применимости теории. Это тоже, вообще говоря, уже метатеоретический уровень.

Дальше – исследование теории на непротиворечивость, полноту, доказуемость, истинность. Это уже метатеоретические задачи. И, наконец… Они, конечно, частично и теоретические, здесь есть пересечение. И последнее – обсуждение и решение различных философских проблем различных научных теорий. Допустим, проблема причинности в квантовой механике,. Их анализ – это тоже уровень метатеоретического мышления для науки.

Но это опять – это моя мощная предпосылка: наука ориентирована, чтобы вообще действовать в мире объектов, помочь человеку точно как бы оценить и действовать в мире объектов. Но для этого как бы можно спуститься. Как мы оцениваем? Мы оцениваем действительность на… Чтобы точно оценить, какова действительность – на соответствие нашей схеме действительности, которую мы сами создали. И можем континуум создать: вот эти области хорошо соответствуют, а эти плохо, эти совсем плохо и так далее.

Дальше у нас задача – менять нашу концепцию или что-то ещё. Это уже вторая задача. Поэтому вот ещё есть такой уровень как метатеоретический уровень. Поэтому здесь тоже могут быть и коммуникационные вещи, и может быть ситуативное мышление (я выдвигаю гипотезу). И, скорее всего, так, какими-то дополнительными крючками детерминируется. Может, какие-то там новые средства и так далее.

Я не знаю, но важно не говорить «мышление, мышление». Мышление – оно разное. Кроме повседневного, научного… А в самом научном есть три типа мышления. Вы знаете? С которыми работают реальные учёные. Очень важно это всё понять. Это мы не придумываем, читайте книги, собрания сочинений, и всё это вы найдёте. Ходите на конференции учёных и так далее, на их бои и вы увидите, что всё это присутствует.

Так вот с моей точки зрения, задача хорошей философии науки (особенно которой нужны аспиранты) в качестве кандидатского минимума, который только у нас в стране один – это создать распредмеченную, адекватную, какую-то такую многоуровневую, может быть, модель реальной науки, чтобы понять, насколько суперсложная система – наука, насколько там… Понимаете, системный метод – вы ничего не решите только системным методом. Сколько там… И даже есть момент иррациональности, неявности.

В общем, с точки зрения моей концепции философии науки, которую я называю многомерной или диалектической концепцией, не стесняясь этого слова (диалектическая), противопоставляя свою концепцию прежде всего позитивизму в разных вариантах, включая постпозитивизм, конечно, трансцендентализму, то есть традиционной метафизике и такого сильного её раздела как эпистемология как раздел философии, это всё фантазии Фарятьева, вообще говоря, по отношению к реальной науке, которые, возможно, тоже имеют смысл для оценки мировоззренческой, эпистемологической значимости теории с позиции этой философии.

Хорошо, если бы философы были едины, тут многие хорошие, тогда можно было бы… А в эпистемологии-то куча философов: Аристотель, Платон, Кант, Гуссерль и так далее. Учёным к кому податься-то вообще за этой оценкой, к какому эпистемологу, понимаете ли? Философия – там безбрежный плюрализм, по крайней мере, большой плюрализм философских эпистемологий. Герменевтика, постструктурализм. Куда ему деваться-то?

Поэтому я считаю, что рабочая философия науки должна строиться эмпирическим путём, методом. Что значит эмпирическим путём? Это тоже такая метафора, то есть идти от реальной науки, её истории. Это и Стёпин прописывает эту вещь принципиально.

И чем мы отличаемся? Кто у меня главный враг сегодня в нашей стране? Касавин и его журнал, и его школа. Вот они эпистемологию и философию науки всю запутали. И у них тоже это фактически такая метафизическая традиция. Правда, там плюрализм разрешил Касавин, что все философские эпистемологии равны, но каждый свой какой-то аспект схватывает, но философия науки – это эпистемология, это часть классической философии.

Я говорю: «Нет». Философия науки была создана впервые только Контом, это середина XIX века, до этого наука не дошла до самосознания. Наука стала сознавать себя, пытаясь построить своими собственными, средствами, привычными ей, свой предмет и свою деятельность, только начиная с Конта. Ведь в этом и состоит позитивизм. Это создание, то есть это физика вместо метафизики науки. Вот метафизика – это эпистемология и это то же самое, что сделал Ньютон. Он говорит: «Физика, бойся метафизики». Он же позитивист был в этом смысле: «Я гипотез не измышляю».

«Я гипотез не измышляю», – имелось в виду философских гипотез, типа декартовских и так далее. «Причину тяготения не знаю и знать не хочу, просто я записываю и всё», – это из его книги. «Я ни к одному философу не пойду», – говорит Ньютон. Вот это всё сработало, и это долго.

Павлов. Кто такой Павлов, физиолог наш? Он тоже вообще позитивист чистой воды. Он может ходить, быть верующим и так далее. Но в науке он говорит всё… Как говорят позитивисты? Когда заходишь в лабораторию, вытри ноги о метафизику, потом заходи. Здесь есть свои методы, свои практики. И работай.


uchebnoe-posobie-prednaznacheno-dlya-studentov-tehnicheskih-vuzov-recenzenti.html
uchebnoe-posobie-prednaznacheno-dlya-studentov-vuzov-uchashihsya-tehnikumov-dlya-pedagogov-i-psihologov-v-sisteme-visshego-i-srednego-obrazovaniya-dlya-rukovoditelej-i-vseh-teh-stranica-13.html
uchebnoe-posobie-prednaznacheno-dlya-studentov-vuzov-uchashihsya-tehnikumov-dlya-pedagogov-i-psihologov-v-sisteme-visshego-i-srednego-obrazovaniya-dlya-rukovoditelej-i-vseh-teh-stranica-22.html
uchebnoe-posobie-prednaznacheno-dlya-studentov-vuzov-uchashihsya-tehnikumov-dlya-pedagogov-i-psihologov-v-sisteme-visshego-i-srednego-obrazovaniya-dlya-rukovoditelej-i-vseh-teh-stranica-35.html
uchebnoe-posobie-prednaznacheno-dlya-studentov-vuzov-uchashihsya-tehnikumov-dlya-pedagogov-i-psihologov-v-sisteme-visshego-i-srednego-obrazovaniya-dlya-rukovoditelej-i-vseh-teh.html
uchebnoe-posobie-prepodavatel-sichugova-v-a-smolensk-2007-stranica-5.html
  • holiday.bystrickaya.ru/ntv-segodnya-13032008-vinnik-elena-1300-pervij-kanal-novosti-13-03-2008-borisov-dmitrij-18-0014.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabota-s-tekstami-svobodi.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/utverzhden-prezidiumom-verhovnogo-suda-rossijskoj-federacii-30-iyulya-2014-goda-obzor.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razvivayushiesya-strani-i-strani-s-perehodnoj-ekonomikoj-punkt-3-d-predvaritelnoj-povestki-dnya-voprosi-svyazannie.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tehnicheskoe-zadanie-dlya-provedeniya-aukciona-elektronnogo-na-pravo-zaklyucheniya-gosudarstvennogo-kontrakta-stranica-10.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kursovoj-raboti-001.html
  • tests.bystrickaya.ru/kursovaya-rabota-po-discipline-vnutrifirmennoe-planirovanie.html
  • thesis.bystrickaya.ru/problemi-realizacii-ugolovno-pravovih-sankcij-problemi-zashiti-prav-potrebitelej-v-sfere-dolevogo-uchastiya-grazhdan.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/yamalo-neneckogo-avtonomnogo-okruga-postanovlenie.html
  • esse.bystrickaya.ru/razdel-6-individualnij-podohodnij-nalog-kodeks-respubliki-kazahstan.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-5-pavshij-voin-est-novosti-sprosil-tot-chto-bil-vishe-rostom.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sportivnaya-deyatelnost-i-sposobnosti.html
  • notebook.bystrickaya.ru/igra-v-biser-izdatelstvo-hudozhestvennaya-literatura-moskva-1969-stranica-31.html
  • gramota.bystrickaya.ru/yanvar-2011-goda-obshie-voprosi-kulturi.html
  • abstract.bystrickaya.ru/224-urovni-turisticheskogo-marketinga-v-usloviyah-konkurencii-uchebnika-dlya-studentov-visshih-uchebnih.html
  • diploma.bystrickaya.ru/zaochne-ta-nakazne-provadzhennya.html
  • textbook.bystrickaya.ru/gradostroitelnij-kodeks-volgogradskoj-oblasti.html
  • literature.bystrickaya.ru/chernecova-tv-celostnij-podhod-k-organizacii-processa-obucheniya-na-predgimnazicheskoj-stupeni-obucheniya.html
  • textbook.bystrickaya.ru/istoki-i-proishozhdenie-ya-i-mirovaya-sreda-pervie-dvigateli-mir-aristokraticheskij-stranica-4.html
  • doklad.bystrickaya.ru/ugolnaya-promishlennost-kuzbassa.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-2-vyacheslav-mironov-ya-bil-na-etoj-vojne-chechnya-95-chast-1.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tehnicheskoe-zadanie-k-proektu-rekonstrukciya-predkotlovogo-gazovogo-oborudovaniya-avtomatiki-bezopasnosti-i-regulirovaniya-2-h-kotlov-kvgm-50-1-2-otvetstvennij-za-proekt.html
  • klass.bystrickaya.ru/assamblei-gosudarstvchlenov-vois-sorok-pervaya-seriya-zasedanij-zheneva-26-sentyabrya-5-oktyabrya-2005-g.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/built-on-politics-essay-research-paper-united.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/postroenie-lokalnoj-vichislitelnoj-seti-podrazdeleniya-organizacii-pod-upravleniem-operacionnoj-sistemi-windows-nt-chast-10.html
  • spur.bystrickaya.ru/laboratoriya-sredstv-svyazi-innovacionnoj-obrazovatelnoj-programmi.html
  • write.bystrickaya.ru/glazev-sergej-yurevich-kniga-posvyashena-sobitiyam-svyazannim-sustanovleniem-sotrudnichestva-nauchnogo-soobshestva.html
  • grade.bystrickaya.ru/obespecheniya-tehnicheskimi-sredstvami-ekspertnogo-podrazdeleniya.html
  • tests.bystrickaya.ru/lokativnost-kak-periferijnoe-sredstvo-virazheniya-temporalnih-otnoshenij-v-sovremennom-nemeckom-yazike.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-relejnaya-zashita-i-avtomatizaciya-elektroenergeticheskih-sistem-cikl.html
  • bukva.bystrickaya.ru/stroenie-atoma-est-li-predel-tablici-mendeleeva-chast-4.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-po-specialnosti-080301-65-kommerciya-torgovoe-delo-ryazan.html
  • writing.bystrickaya.ru/bichi-golovi.html
  • studies.bystrickaya.ru/arenda-osnovnih-sredstv-v-ukraine-na-primere-predpriyatiya-chast-12.html
  • literatura.bystrickaya.ru/smisl-sovremennih-posmertnih-opitov-po-blagosloveniyu-mitropolita-sankt-peterburgskogo-i-ladozhskogo-ioanna.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.