.RU

Вольский Н. Н. Загадочная логика Детектив как модель диалектического мышления


Вольский Н.Н.


Загадочная логика

Детектив как модель диалектического мышления


Если ты ещё не дошёл до той степени, когда тебе представляются две истины противоречащими одна другой, ты ещё не начинал мыслить.

Лев Толстой


Введение

1. Детектив. Определение жанра и некоторые особенности его поэтики

2. Логика. Логическое мышление как главный герой детектива

3. Диалектика. Загадка как диалектическое противоречие

4. Заключительное определение детектива

5. Лестрейд, доктор Уотсон и Шерлок Холмс как олицетворение трёх уровней познания (догматизм, скептицизм, диалектика)

6. Диалектика “открытия” и диалектика “изобретения”: два типа детективного сюжета

7. Диалектика “явления” и “сущности” в детективе

8. Категории “бытия” и “небытия” в детективе

9. Диалектическая теория истины. Истина как плодотворность

10. Ценность диалектики как метода

Послесловие


Введение


В этой предлагаемой вашему вниманию небольшой книжке автором сделана попытка проанализировать детектив, как особый жанр художественной литературы, с несколько неожиданной, на первый взгляд, точки зрения. А именно, выяснить роль диалектической логики в построении детективного сюжета.

С одной стороны, в этой книге я пытаюсь показать, в чём состоит специфика детектива, как литературного жанра, и в какой-то мере “реабилитировать” этот вид литературы, часто третируемый как примитивное, низкопробное чтиво, предназначенное для туповатой и непросвещённой публики. На мой взгляд, такое мнение связано с непониманием особенностей поэтики детектива и основывается на оценке детективных произведений с точки зрения эстетических критериев, выработанных для других жанров и совершенно неприменимых в отношении детективов.

Эти негативные оценки детективов (не конкретного детективного романа, а жанра в целом), высказываемые от имени “высокой” литературы, не принимают во внимание того, что любящий детективы читатель ждёт от них удовлетворения особой интеллектуальной потребности, которую не могут удовлетворить произведения других жанров и которая служит основой для эстетической оценки произведения как “хорошего (или плохого) детектива”. Как говорит по этому поводу Честертон, если читатель хочет иметь зонтик, то он скорее смирится с плохим зонтиком, чем с хорошим телескопом, сколько ему не доказывай, что в зонтик не разглядишь луну и звезды.

Чтобы понять, почему книги, стилистически неинтересные, написанные стёртым, не блещущим оригинальностью языком, не позволяющим отличить одного автора от другого, населённые стандартными, переходящими из книги в книгу неразвивающимися персонажами, и вообще по этим меркам находящиеся практически за пределами “настоящей литературы”, могут нравиться таким людям, как Честертон, и другим обладающим хорошим литературным вкусом читателям, необходимо выяснить, в чём же состоят реальные литературные достоинства детектива, позволяющие читателю не обращать внимания на вышеперечисленные изъяны, которые в плоскости детектива перестают быть эстетически значимыми и даже могут быть необходимыми для построения хорошего детективного сюжета.

Я предполагаю, что детектив даёт читателю редкую возможность воспользоваться своими способностями к диалектическому мышлению, применить на практике (пусть и в искусственных условиях интеллектуальной забавы) ту часть своего духовного потенциала, которую Гегель называет “спекулятивным разумом” и которая, будучи присущей каждому разумному человеку, почти не находит применения в нашей обыденной жизни. Именно с этой точки зрения вполне просвещённые читатели могут дать высокую эстетическую оценку произведениям детективного жанра, а испытываемое читателем специфическое интеллектуальное удовольствие, возникающее у него при демонстрации диалектического снятия противоречия, на котором строился детективный сюжет, объясняет широкую популярность этого жанра. Разумеется, вовсе необязательно быть специалистом по диалектической логике, чтобы получать удовольствие от чтения детективов, и никто не ссылается на Гегеля или Маркса, оценивая книжку Агаты Кристи как “хороший детектив”: оценка происходит на интуитивном уровне. Но если такие оценки общезначимы и большинство любителей детективов сходятся в оценках конкретных произведений, следовательно, в основе этих оценок лежат некие объективные правила, дающие возможность качественного сравнения детективных произведений.

В этой книге я стараюсь доказать, что основным моментом, позволяющим расценить конкретное литературное произведение как “хороший (правильно построенный, интересный) детектив”, является наличие в нём диалектической мысли, логического процесса, который может быть выражен в категориях диалектики и который приводит к разрешению сюжетной загадки в виде диалектического снятия противоречия.

С другой стороны, цель данной книги состоит в том, чтобы изложить определённое понимание диалектики и принципов диалектического мышления. Я думаю, что у большинства любителей детективного жанра в нашей стране, знакомившихся с диалектическим методом по одному из учебников “диамата”, термин диалектика прочно ассоциировался со смутным представлением о какой-то каше из “законов”, “триад”, “скачков” и “ревизионистских уклонов”, которая не поддаётся рациональной расшифровке, но зато позволяет со спокойной совестью называть чёрное белым в тех случаях, когда это выгодно начальству.

Грубо говоря, это представление сводится к тому, что, когда факты на их стороне, люди пользуются обычной (формальной) логикой, а когда логические выводы из этих фактов противоречат интересам рассуждающего, он обращается за помощью к некой “диалектической” логике, которая якобы позволяет доказать прямо противоположное. (Говорю об этом с достаточной уверенностью, поскольку сам был когда-то такого же мнения о “марксистской диалектике”.) Утверждать в такой ситуации, что наслаждение, которое получают читатели от хорошего детектива, объясняется неосознанным переживанием ими процесса диалектического снятия противоречий, опасно тем, что может даже обидеть людей, считающих себя мыслящими логично, то есть в соответствии с истинной, а не какой-то выдуманной “диалектической” логикой.

Поэтому одним из мотивов написания этой книги было стремление автора показать на понятном для всех (независимо от профессии и уровня образования) и занимательном для многих материале, что диалектика отнюдь не отменяет знакомую нам всем логику и не ставит её выводы под сомнение, а напротив представляет собой разумный способ мышления, позволяющий оставаться верным логике даже в тех случаях, когда логика, казалось бы, заводит в безвыходный тупик. В этом смысле можно считать, что книга рассказывает не столько о детективе, сколько о диалектическом мышлении, а разбираемый литературный жанр служит только фактическим материалом, который автор использует для изложения своего понимания диалектики.

Я надеюсь, что эта книжка будет интересна как любителям философии (которые после ее прочтения, может быть, станут снисходительнее относиться к детективам), так и читателям детективов (которые смогут узнать, что их приверженность к этому легкому жанру в чём-то сродни любви к мудрости).

В качестве непосредственного литературного материала в книге главным образом анализируются рассказы Конан Дойла о Шерлоке Холмсе. Выбор этих рассказов, как образцовых детективных произведений, объясняется двумя причинами: во-первых, они представляют собой самый популярный пример детективного жанра - редко встречаются люди, которые не читали хотя бы нескольких рассказов о знаменитом сыщике; а во-вторых – и это главное – лучшие рассказы о Шерлоке Холмсе принадлежат к классике детективной литературы, здесь детектив (как жанр) выступает в его полностью сформированном и чистом виде, без тех признаков усложнения, эволюции и размывания жанровых границ, которые нередко встречаются в произведениях более поздних авторов.


1. Детектив.

Определение жанра и некоторые особенности его поэтики


Прежде чем приступить к непосредственному разбору того, какое отношение имеет диалектика к детективу, мы должны достаточно чётко определить наш предмет анализа – детектив – и рассмотреть некоторые особенности, характерные именно для этого литературного жанра.

Я не сделаю никакого открытия, если скажу, что основным признаком, отличающим детектив от других прозаических жанров, является непременное наличие в нём загадки. Можно надеяться, что большинство читателей готово согласиться с этим достаточно банальным и лежащим на поверхности утверждением. Для любителей детективов совершенно естественно, что основное достоинство детективного романа заключается в присутствии в нём новой (то есть ещё неиспользованной другими авторами), достаточно сложной и увлекательной загадки, раскрытие которой и является главной движущей силой развития детективного сюжета. Как пишет польский литературовед, профессионально занимающийся исследованием детективной литературы, Ежи Сиверски:

“Ценность детектива как увлекательного чтения чаще всего сводится к имеющейся в нём загадке. Если мы выдадим будущему читателю основную интригу тех книг, о которых мы говорим, мы на 90% отберём у него удовольствие от чтения”11.

Можно привести ещё несколько цитат, подчёркивающих роль загадки в построении детективного сюжета. Например:

“Детективная литература – вид литературы, включающий художественные произведения, сюжет которых посвящен раскрытию загадочного преступления, обычно с помощью логического анализа фактов”2,

или

“Чтобы какое-либо литературное произведение могло быть зачислено в разряд детективов, в нём должна быть загадка”3,

или

“Дверь Шерлока Холмса открыта для всех, с кем произошел какой-нибудь странный, загадочный случай. Такие случаи интересуют его больше всего. Тайны и загадки – его специальность”4.

Таким образом, не углубляясь в обоснование высказанного здесь утверждения5, будем исходить из того, что основным жанрообразующим признаком детектива является наличие в нём загадки. Те произведения, сюжет которых не связан с загадкой и её разгадкой, и те, в которых такая загадка играет подчинённую роль в построении сюжета, нельзя относить к жанру детектива.

Всё же, чтобы избежать возможных недоразумений и уточнить границы исследуемого нами жанра, стоит, по-видимому, подчеркнуть два момента. Во-первых, нельзя считать основным признаком детектива наличие в нём преступления. Иногда детектив определяется как произведение, сюжет которого построен на описании преступления, причём часто из такого определения делаются далеко идущие выводы, вплоть до того. что любовь к детективам отражает извечную (“западная” точка зрения) или же воспитанную буржуазным обществом (“марксистская” точка зрения) тягу индивида к нарушению юридических и моральных норм. Действительно, детективный сюжет обычно строится на раскрытии преступления, и в большинстве детективов оно играет очень важную роль. Но возведение его наличия в признак, обязательный для детектива и отличающий его от других литературных жанров, не выдерживает столкновения с фактами. Приняв такое определение, чуть ли не треть всех произведений мировой классической литературы, включая греческие трагедии и романтические баллады, пришлось бы включить в разряд детективов, что явно бессмысленно. С другой стороны, далеко не все детективы содержат в сюжете преступление. Например, в сборнике “Записки о Шерлоке Холмсе” из восемнадцати рассказов, которые все, несомненно, относятся к жанру детектива, в пяти рассказах (то есть, более, чем в четверти) нет преступлений. Поэтому приходится сделать вывод, что наличие преступления не может рассматриваться как обязательный и, тем более, как отличительный признак детектива.

Во-вторых, следует отметить, что часто детектив смешивают с жанрами, построенными по совершенно другим принципам, но чем-то сходными с детективом. Такое сходство может заключаться в материале, на котором строится повествование, и в сюжетных особенностях (таких как неожиданность и динамичность поворотов сюжета, наличие преступления, участие сыщиков и полицейских, атмосфера таинственности, страха, наличие сцен погони, борьбы и т.п.), часто встречающихся в детективах, но характерных и для других жанров: полицейского романа, приключенческого (авантюрного) романа, триллера. Единственный способ выделить детектив из этой массы произведений – это спросить: “Есть ли здесь загадка? Что останется от сюжета, если убрать загадку или дать разгадку на первой же странице?” Если загадки нет, или она не играет решающей роли в сюжете, рассматриваемое произведение – не детектив.

Несколько слов о том, что можно считать загадкой. Хотя всё дальнейшее изложение, в сущности, посвящено расшифровке этого понятия, всё же для начала желательно несколько уточнить его смысл, чтобы избежать двусмысленности и возможных недоразумений, связанных с тем, что мы можем вкладывать в это понятие не совсем одинаковое содержание.

Во-первых, загадкой нельзя считать простое отсутствие информации о чём-то. Например, мы не знаем, кто живёт в соседнем доме, но никакой загадки в этом нет. Загадка появляется лишь тогда, когда человек узнаёт, что его жена – глубоко порядочная женщина – по ночам тайно ходит в этот дом, и в то же время он убеждён, что она не может быть преступницей, неверной женой и т.п. Факт этот становится ещё более загадочным, когда выясняется, что в доме живёт какое-то странное, необычное существо (рассказ Конан Дойла “Желтое лицо”). Точно так же, если на улице обнаружен труп убитого человека, и неизвестно, кто его убил, каковы мотивы преступления, само по себе это незнание не является загадкой. Но если этот труп обнаружен с ножом в спине в комнате, запертой изнутри, загадка, и довольно сложная, налицо.

Во-вторых, загадкой можно считать только то, что имеет разгадку. В конце детектива все загадки должны быть разрешены, и разгадки должны соответствовать загадкам.

В-третьих, разгадка должна требовать некоторой работы мысли, логического мышления. Читая идеальный детектив, читатель должен более или менее ясно сознавать, в чём состоит загадка, и иметь всю необходимую для её разрешения информацию. Но ответ на загадку должен содержаться в этой информации в скрытом, зашифрованном виде, иначе нам не о чем “гадать” и ответ на вопрос нельзя будет считать разгадкой. Но если нет разгадки, значит не было и загадки. Это условие строго выполняется в классическом детективе. В рассказах Конан Дойла Шерлок Холмс, Уотсон и читатель имеют всю информацию, необходимую для того, чтобы разрешить загадку, но для этого требуется определенное усилие мысли, которое под силу только одному из этих трёх лиц.

Кроме главного, определяющего жанр признака – наличия загадки – построение детектива имеет ещё ряд характерных особенностей. Рассмотрим те из них, которые будут иметь значение для нашего дальнейшего изложения:

^ Погруженность в привычный быт. Затруднительно построить детектив на экзотическом для читателя материале. Читатель должен хорошо понимать “норму” (обстановку, мотивы поведения персонажей, набор тех привычек и условностей, которые связаны с социальными ролями героев детектива, правила приличия и т.п.), а следовательно, и уклонения от неё – странности, несообразности.

^ Стереотипность поведения персонажей. Психология, эмоции персонажей стандартны, их индивидуальность не подчёркивается, она стёрта; персонажи в значительной степени лишены своеобразия – они не столько личности, сколько социальные роли. Это же касается и мотивов действия персонажей (в частности мотивов преступления), чем обезличеннее мотив, тем пригодней он для детектива. Поэтому преобладающий мотив преступления – деньги, так как всякая индивидуальность в этом мотиве стёрта: деньги нужны всем, они являются эквивалентом любой человеческой потребности.

^ Наличие особых правил построения сюжета – неписаных “законов детективного жанра”. Хотя в произведениях они не декларируются, но прочитав несколько “хороших” (то есть, правильно построенных) детективов, читатель их интуитивно знает и всякое их нарушение считает мошенничеством со стороны автора, невыполнением правил игры. Как пример такого закона можно привести запрет некоторым персонажам быть преступником. Убийцей не могут быть рассказчик, следователь, близкие родственники жертвы, священники, государственные деятели высокого ранга. Для рассказчика и сыщика этот запрет безусловен, для других персонажей автор может снять его, но тогда он должен открыто заявить об этом в ходе повествования, направив подозрения читателя на данный персонаж.

Эти три характерных для детективного жанра признака можно объединить в один, все они служат проявлением гипердетерминированности мира, описываемого в детективе, по сравнению с тем миром, в котором мы живём. В реальном мире мы можем сталкиваться с экзотическими личностями и с ситуациями, смысла которых мы не понимаем, мотивы реальных преступлений часто иррациональны, священник может оказаться главарём банды, но в детективе такие сюжетные решения были бы восприняты, как нарушение законов жанра. Мир детектива значительно более упорядочен, чем окружающая нас жизнь. Для построения детективной загадки необходима жёсткая сеть несомненных, незыблемых закономерностей, на которые читатель может опираться с полной уверенностью в их истинности. Поскольку в реальном мире твёрдых закономерностей меньше, чем это обычно требуется для построения детективного сюжета, они вводятся извне по взаимному соглашению авторов с читателями, как общеизвестные правила игры.

^ Отсутствие случайных ошибок. Поясню это на примере: допустим, что при расследовании преступления один из свидетелей даёт ценное показание о том, что он видел убитого в восемь часов вечера в день убийства, но впоследствии выясняется, что на самом деле он видел его на день раньше. В обычной жизни это может объясняться простой забывчивостью свидетеля, ошибкой его памяти. Но в детективе такие ошибки строго воспрещены, здесь персонажи не могут заблуждаться относительно простых элементарных фактов, они либо говорят о них чистую правду, либо сознательно лгут.

Я специально поставил этот признак отдельно от трёх предыдущих, хотя он также вносит свой вклад в гипердетерминированность (сверхупорядоченность) мира детектива. Дело в том, что этот признак играет ещё одну важную роль в построении детективной загадки, о чём мы будем говорить позднее.

Заканчивая рассуждения о том, какие литературные произведения можно считать детективами, и об особенностях этого жанра, я хочу заметить, что всё вышеизложенное не следует понимать в том смысле, что поэтика детектива исчерпывается обязательным наличием в нём загадки и вытекающими отсюда специфическими чертами построения детективного сюжета. Я думаю, что детектив построен сложнее и что всякий хороший детектив строится “двухлинейно”: одну линию образует загадка и то, что с ней связано, другую – особые “внезагадочные” элементы сюжета. Если убрать загадку, произведение перестаёт быть детективом, если же убрать вторую линию, детектив из полноценного художественного произведения превращается в голый сюжет, ребус. Обе эти линии находятся в детективе в определённом соотношении и равновесии. Но поскольку специфику детектива определяет загадка и поскольку именно с ней связана особая роль диалектики в детективе, в дальнейшем мы ограничимся рассмотрением только одной сюжетообразующей линии – линии загадки.




2. Логика.

Логическое мышление как главный герой детектива


До сих пор мы рассматривали мир, в котором действует великий сыщик, и выяснили, что главными особенностями этого мира являются его сверхупорядоченность и наличие в нём загадки, которую должен разгадать герой. Теперь мы обратимся к самому сыщику и посмотрим, чем его действия отличаются от действий героев других жанров. Так же, как и герои полицейского романа или вестерна, Шерлок Холмс обладает большой физической силой, хорошо стреляет, но совершенно ясно, что не эти качества составляют его главное оружие в борьбе с преступниками. Его основное оружие – мысль, логика. Очень ярко сказал об этом Корней Чуковский:

“Дети любят его не только за то, что он самоотвержен и храбр, – в мировой литературе есть немало героев, которые столь же бесстрашны. Главное, что привлекает читателей к этому искоренителю преступлений и зол, – замечательная сила его мысли.

В то давнее время, когда впервые появились рассказы о Холмсе, у детей всего мира было немало любимых литературных героев, но, кажется, никто из этих героев не отличается (по воле автора!) такой сокрушительной логикой, таким проницательным и победоносным умом.

Недаром к Шерлоку Холмсу со всего света стекаются люди, ошеломленные каким-нибудь загадочным, необычайным событием, которое они не в силах понять. Они уверены, что Шерлок Холмс обладает почти чудодейственной мыслительной силой, что при помощи своей могучей аналитической мысли он разъяснит и распутает всё, что заурядным умам представляется безнадёжно запутанным.

Шерлок Холмс – чуть ли не единственный из персонажей детской мировой литературы, главное занятие которого – мышление, логика”6

Свою способность к логическому анализу Шерлок Холмс демонстрирует постоянно. Даже в самых обыденных обстоятельствах, далеких от его профессиональной деятельности, он делает логические выводы из каждого попавшего в его поле зрения факта. Его натренированное мышление никогда не останавливается на уровне нерасчленённого впечатления, представления, как это свойственно мышлению обычного среднего человека. Он разлагает действительность на отдельные факты, суждения, а затем логически реконструирует её, делая при этом такие далеко идущие выводы, которые кажутся совершенно неожиданными для человека, воспринимающего мир слитно, как набор привычных комплексов представлений. Примеров таких блестящих выводов из мельчайших фактов в книгах о Шерлоке Холмса много. Шерлок Холмс несколько гордится этой своей способностью и нередко демонстрирует её просто так, без определённой цели, в качестве гимнастики ума. Вот один из таких примеров:

“Итак, Уотсон, – сказал он внезапно, – вы не собираетесь вкладывать свои сбережения в южноафриканские ценные бумаги?

Я вздрогнул от удивления. Как ни привык я к необычайным способностям Холмса, это внезапное вторжение в самые тайные мои мысли было совершенно необъяснимым.

– Как, чёрт возьми, вы об этом узнали? – спросил я. Он повернулся на стуле, держа в руке дымящуюся пробирку, и его глубоко сидящие глаза радостно заблистали.

- Признайтесь, Уотсон, что вы совершенно сбиты с толку, – сказал он.

– Признаюсь.

– Мне следовало бы заставить вас написать об этом на листочке бумаги и подписаться.

– Почему?

– Потому, что через пять минут вы скажете, что всё это необычайно просто.

– Уверен, что этого я никогда не скажу.

– Видите ли, дорогой мой Уотсон ... – Он укрепил пробирку на штативе и принялся читать мне лекцию с видом профессора, обращающегося к аудитории. – Не так уж трудно построить серию выводов, в которой каждый последующий простейшим образом вытекает из предыдущего. Если после этого удалить все средние звенья и сообщить слушателю только первое звено и последнее, они произведут ошеломляющее, хотя и ложное впечатление. После того как я заметил впадинку между большим и указательным пальцами вашей левой руки, мне было вовсе нетрудно заключить, что вы не собираетесь вкладывать свой небольшой капитал в золотые россыпи.

– Но я не вижу никакой связи между этими двумя обстоятельствами!

– Охотно верю. Однако я вам в несколько минут докажу, что такая связь существует. Вот опущенные звенья этой простейшей цепи: во-первых, когда вчера вечером мы вернулись из клуба, впадинка между указательным и большим пальцами на вашей левой руке была выпачкана мелом; во-вторых, всякий раз, когда вы играете на бильярде, вы натираете эту впадину мелом, чтобы кий не скользил у вас в руке; в-третьих, вы играете на бильярде только с Сэрстоном; в-четвёртых, месяц назад вы мне сказали, что Сэрстон предложил вам приобрести совместно с ним южноафриканские ценные бумаги, которые поступают в продажу через месяц; в-пятых, ваша чековая книжка заперта в ящике моего письменного стола, и вы не попросили у меня ключа; в-шестых, вы не собираетесь вкладывать свои деньги в южноафриканские бумаги.

– До чего просто! – воскликнул я.

– Конечно, – сказал он, слегка уязвленный, – всякая задача оказывается очень простой после того, как вам её растолкуют”. (“Пляшущие человечки”).

Но эту логическую стройность, последовательность мышления, неотвратимость логического вывода Холмс употребляет не только для того, чтобы поражать доктора Уотсона (и читателя) своими трюками, логика служит и основанием его профессиональных успехов. Не пользуясь логическим анализом, он не мог бы выполнять свою роль – разгадывать загадки. Сам Шерлок Холмс это прекрасно сознаёт и неоднократно говорит об этом. Так, например, объяснив Уотсону, почему он уверен, что окно в спальне доктора находится с правой стороны, Шерлок Холмс говорит: “Я привожу это только как простой пример наблюдательности и умения делать выводы. В этом и заключается мое ремесло” (“Тайна Боскомской долины”). Таким образом, метод Шерлока Холмса – это дедуктивный метод, то есть метод, заключающийся в логическом выводе следствий из установленных посылок. При разгадывании любой из загадок Шерлок Холмс в первую очередь подвергает логическому анализу все известные ему обстоятельства дела. Вот один из примеров:

“Человеку, который надписывал конверт, пришлось наводить справки о вашем адресе.

– Откуда вы это знаете?

– Имя на конверте, как видите, выделяется своей чернотой, потому что чернила, которыми оно написано, высохли сами собою. Адрес же бледноват, потому что к нему прикладывали промокашку. Если бы надпись на конверте была сделана сразу и если бы её всю высушили промокашкой, все слова были бы одинаково серы. Этот человек написал на конверте сперва только ваше имя и лишь спустя некоторое время приписал к нему адрес, из чего можно заключить, что адрес не был ему вначале известен. Конечно, это пустяк, но в моей профессии нет ничего важнее пустяков” (“Человек с рассеченной губой”).

Всякий замеченный великим сыщиком факт становится исходным пунктом для логических умозаключений; далеко не всегда ему заранее известна ценность полученных выводов, иногда он заключает на первый взгляд бесцельно, безотносительно к конечной цели расследования, но благодаря этому он получает в своё распоряжение гораздо более глубокую и разностороннюю информацию, чем например полицейский сыщик Лестрейд, который всегда устремлен прямо к цели и замечает только очевидное, лежащее на поверхности.

С использованием логического дедуктивного метода связана и другая, бросающаяся в глаза, особенность профессионального таланта Шерлока Холмса – его наблюдательность. Он замечает мельчайшие факты, которые ускользают от невнимательного наблюдателя, и придаёт этому сбору фактов большое значение. Связь этого свойства с логическим методом очевидна. Для того, чтобы делать логичные, соответствующие истине выводы, необходимо иметь твёрдые, незыблемые посылки. Такими посылками и служат собранные Холмсом факты. Вот что он сам говорит по этому поводу:

“Истинный мыслитель, – заметил он, – увидев один-единственный факт во всей полноте, может вывести из него не только всю цепь событий, приведших к нему, но также и все последствия, вытекающие из него. Как Кювье мог правильно описать целое животное на основании одной кости, так и наблюдатель, основательно изучивший одно звено в серии событий, должен быть в состоянии точно установить все остальные звенья, и предшествующие, и последующие. Но чтобы довести искусство мышления до высшей точки, необходимо, чтобы мыслитель мог использовать все установленные факты, а для этого ему нужны самые обширные познания” (“Пять зернышек апельсина”).

Таким образом, в основание своих умозаключений Шерлок Холмс кладёт факты, как добытые им в результате внимательного наблюдения и тщательного анализа всех встречающихся в ходе следствия предметов и ситуаций, так и известные ему заранее, то есть специфические сведения из различных областей знания.

С точки зрения того, что сыщик в детективе обязан придти к истине благодаря применению логического метода, а не случайно наткнуться на неё или получить её в готовом виде, как откровение свыше, становится ясной роль той особенности жанра, которую мы назвали гипердетерминированностью, сверхупорядоченностью. Действительно, логический вывод возможен только тогда, когда в описываемой реальности существуют какие-либо регулярности, закономерности, на которые он может опираться. И чем более упорядочен мир, тем больше представляется возможностей для его логического анализа.

Здесь можно заметить ещё следующее: логика, которой пользуется Шерлок Холмс, (и логика детектива вообще) – это классическая двузначная логика, в которой существует только два значения истинности и в которой всякое суждение либо истинно, либо ложно. Хотя Холмс утверждает, что его выводы только вероятны, гипотетичны, фактически они всегда подтверждаются. Если два события А и В взаимосвязаны, то в мире детектива из А всегда следует В. В реальном мире из А следует В только с определенной вероятностью p(В/А). Поэтому логически безупречным будет только тот вывод, который учитывает эту вероятность. То есть, логика реального (эмпирического) мира многозначна, вероятностна. Но такая логика не годится для детектива по нескольким причинам. Во-первых, она резко сужает возможность последовательного логического вывода – если из А следует В с вероятностью p(В/А), а из В следует C с вероятностью p(С/В) и так далее, то мера истинности выводимых суждений уменьшается с каждым этапом и конечное заключение “из А следует Е” имеет лишь небольшую вероятность. Для детектива же требуется логичность доказательства геометрической теоремы, вывод которой, какой бы длинной ни была цепочка ведущих к нему промежуточных умозаключений, обладает абсолютной истинностью. Во-вторых, окончательный вывод в детективе – изобличение преступника – должен быть однозначным и не вызывать никаких сомнений. И в-третьих, имеется ещё одна причина (на мой взгляд основная), которая не допускает наличия в детективе многозначной (вероятностной) логики, но её мы рассмотрим позднее.

Поэтому в тех пределах, в которых в детективе царствует логика, – а это вся линия загадки – случайность из детектива фактически исключена. Рассуждая, Шерлок Холмс на деле округляет вероятность высоковероятных событий и связей до единицы, а маловероятных – до нуля. При этом он никогда не ошибается. Так, в ранее приведённом примере весьма вероятно, что обнаруженные Холмсом различия в надписи на конверте связаны именно с незнанием отправителем письма точного адреса, но всё же в этих условиях существует некоторая вероятность того, что на самом деле какое-то событие заставило писавшего адрес человека отвлечься и прервать это занятие. Следовательно, сделанный сыщиком вывод лишь гипотетичен, хотя и с большой вероятностью. Тем не менее, если это происходит в детективе, можно быть вполне уверенным, что сделанное таким образом логическое умозаключение окажется в конце концов истинным. Другими словами, если в мире детектива между двумя событиями обнаруживается связь, то связь эта функциональна, она всегда выполняется. Можно назвать это свойство, эту особенность мира детектива гиперлогичностью. В отличие от гипердетерминированности эта особенность не бросается в глаза при чтении детективов. Связано это с тем, что в жизни мы также, как правило, пользуемся двузначной логикой и округляем вероятности событий до единицы или до нуля. Но в реальной жизни наши выводы из-за такого округления могут оказаться (и часто оказываются) ошибочными, несмотря на всю их логичность, в детективе же они всегда соответствуют действительности.




v-a-kozmin-polevaya-etnografiya-stranica-9.html
v-a-kutirev-voprosi-filosofii-2007-2-s-66.html
v-a-lebedeva-licenziya-seriya-id-03562-ot-19-12-2000-g-stranica-15.html
v-a-lebedeva-licenziya-seriya-id-03562-ot-19-12-2000-g-stranica-22.html
v-a-lebedeva-licenziya-seriya-id-03562-ot-19-12-2000-g-stranica-29.html
v-a-lebedeva-licenziya-seriya-id-03562-ot-19-12-2000-g-stranica-6.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zamestitel-nachalnika-upravleniya-rossijskie-smi-o-mchs-monitoring-za-25-yanvarya-2010-g.html
  • klass.bystrickaya.ru/642-opitno-konstruktorskie-raboti-okr-konspekt-lekcij-soderzhanie-tema-predmet-i-zadachi-kursa.html
  • desk.bystrickaya.ru/polozhenie-rkf-o-pravilah-prisvoeniya-titula-chempion-rossii-po-rabochim-kachestvam.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/razdel-4-nauchnaya-deyatelnost-mgiu-ustav.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/prikmetnik-chislvnik-zajmennik-prislvnik.html
  • crib.bystrickaya.ru/klassifikaciya-tyazhesti-biopovrezhdeniya-kurs-lekcij-po-discipline-bezopasnost-zhiznedeyatelnosti-dlya-specialnosti.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tradicionnaya-nacionalnaya-odezhda-i-ukrasheniya-yakutov.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/maskirovka-virusov.html
  • holiday.bystrickaya.ru/obraz-natashi-rostovoj-v-romane.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razdel-2-metodologiya-izucheniya-rinka-i-ego-konyunkturi-ministerstvo-obrazovaniya-rossijskoj-federacii-vladimirskij.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/nikolaevna-metodologicheskie-osnovi-upravleniya-logisticheskoj-sistemoj-turistskogo-obsluzhivaniya.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/padayut-v-nebo.html
  • notebook.bystrickaya.ru/harakternie-cherti-eko-dereven-predislovie.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/pravila-provedeniya-v-sootvetstvii-s-pravilami-nfts-registraciya-uchastnikov.html
  • abstract.bystrickaya.ru/-22-sejmovij-ustav-dlya-velikogo-knyazhestva-finlyandskogo-finlyandiya-polsha-pribaltika-bessarabiya-ukraina-zakavkaze.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/amola-oblisi-stepnogorsk-alasi-1-asu-orta-mekteb-osman-meruert-11-sinip.html
  • tasks.bystrickaya.ru/11-zaklyuchenie-b-m-kizyaev-uchenij-sekretar.html
  • credit.bystrickaya.ru/po-ispolzuemoj-operacionnoj-sisteme-i-glava-teoreticheskie-osnovi-mashinnogo-perevoda.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/utrachennij-raj-pochemu-oblomov-ne-vstaet-s-divana.html
  • reading.bystrickaya.ru/materiali-stranica-7.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-ii-gosudarstvennoe-regulirovanie-zakonu-ot-24-noyabrya-1996-g-n-132-fz-ob-osnovah-turistskoj-deyatelnosti.html
  • universitet.bystrickaya.ru/uchebnaya-programma-kursa-vladivostok-2004-ministerstvo-obrazovaniya-rossijskoj-federacii-vladivostokskij-gosudarstvennij-universitet-ekonomiki-i-servisa.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zadachi-k-teme-formalno-logicheskie-zakoni-nazvanie-nauki-proishodit-ot-grecheskogo-slova-logos-rech-misl-razum.html
  • school.bystrickaya.ru/anna-ioannovna-chast-2.html
  • institut.bystrickaya.ru/spravochniki-22.html
  • credit.bystrickaya.ru/pajkosvarka-chuguna-latunyu-konspekt-lekcij-po-discipline-gazovaya-svarka.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-iii-metodika-redaktorskogo-analiza-i-pravki-teksta-nakoryakova-k-m-literaturnoe-redaktirovanie-m-izdatelstvo.html
  • assessments.bystrickaya.ru/dnevnoj-formi-obucheniya-voprosi-dlya-podgotovki-k-teoreticheskomu-zachetu.html
  • textbook.bystrickaya.ru/informacionnie-tehnologii-upravleniya.html
  • institute.bystrickaya.ru/galogenovij-osvetitel-dlya-endoskopii-k-gistterokopu-instrukciya-uchastnikam-konkursa-4-informacionnaya-karta-konkursa.html
  • nauka.bystrickaya.ru/voda-zhivaya-i-mertvaya-yurij-andreevich-andreev-tri-kita-zdorovya-predislovie-k-14-mu-oficialnomu-izdaniyu.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tematicheskij-plan-dlya-uchashihsya-1-3-klassov-programma-razvitiya-na-2011-2013-godi-soglasovano.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-27-instrukciya-po-planirovaniyu-uchetu-zatrat-kalkulirovaniyu-sebestoimosti-piva-soloda-i-bezalkogolnoj-produkcii.html
  • literature.bystrickaya.ru/diplomdi-zhmisti-orindau-bojinsha-dstemelk-nsauli-shmu-n-001-15-eknsh-basilim.html
  • books.bystrickaya.ru/byudzhetnij-deficit-i-puti-ego-preodoleniya-chast-7.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.